Русская муза Матисса

Ирина Опимах| опубликовано в номере №1740, Октябрь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Портрет Лидии Делекторской»

В Эрмитаже, в зале Матисса, невозможно не остановиться перед чудесным женским портретом: лицо, разделенное на две половины – темную и светлую, чуть раскосые глаза, пышные волосы. На табличке указано: «Портрет Лидии Делекторской. 1947 год».

Кто эта женщина? И как портрет попал в собрание Эрмитажа?

Началась «история любви к Матиссу и история любви к России», как писал Даниил Гранин, осенью 1932 года. Анри Матисс, известный художник и один из самых знаменитых обитателей Ниццы, работал над панно «Танец» для собрания американца Альберта Барнса в Мерионе.

Он развесил по всему городу объявление: «Художник ищет помощницу для ведения дел. Посуду мыть заставлять не буду. Об ущербе для невинности можно не беспокоиться – я женат».

Оно попалось на глаза двадцатидвухлетней Лидии Делекторской, только что приехавшей в поисках работы из Парижа. Девушка с трудом поняла смысл написанного – французский язык Лидия тогда знала плохо, имя Матисса ничего ей не говорило, да и вообще она была далека от искусства.

Лидия Делекторская родилась 23 июня 1910 года в Томске. Вскоре наступили страшные времена – революция, Гражданская война, тиф и холера. В тринадцать лет Лидочка осталась круглой сиротой. Тетка, сестра матери, взяла ее к себе, а потом увезла в Маньчжурию.

В эмиграции жилось трудно, но Лидочка все-таки закончила русский лицей. А потом в ее жизни появился Костя Константинов. Лида вышла за него замуж и уехала во Францию. Муж оказался бездарным, пустым, никчемным человеком. Из Парижа пришлось уехать – может, в Ницце она как-нибудь устроится?

Лидия добралась до холма Симье и позвонила в дверь уютного красивого дома.

– Как вас зовут?

– Лидия Делекторская.

– Вы что – славянка? Полька?

– Нет, я – русская.

– Мадемуазель, вы мне нравитесь. Я вас беру.

В Ницце все знали мсье Матисса – им тут гордились и восхищались. Он переехал сюда в 1917-м, а в начале 20-х годов к художнику пришла слава – его признала не только Франция, но и весь мир. В этом доме жила и мадам Матисс. Тихая, неприметная, немолодая женщина, она была тяжело больна и практически не выходила из своей комнаты. Лидия частенько слышала, как супруги ссорились, – мсье Анри раздражали недомогания жены, ее унылый вид, ее темные платья.

Полгода пролетели быстро, «Танец» был закончен. Но тут мадам Амели стало хуже, и Лидии предложили остаться в качестве сиделки.

Поначалу Матисс Лидию совсем не замечал. Он работал, как одержимый, и выходил из мастерской лишь изредка, на 10-15 минут – выпить чашечку кофе, перекинуться парой слов с вечно недомогающей женой. Однажды художник, как обычно, зашел в комнату Амели, и его взгляд упал на Лидию. Позже, спустя многие годы, она вспоминала: «Пока я рассеянно слушала их разговор, он вдруг скомандовал мне вполголоса: «Не шевелитесь!» И, раскрыв альбом, сделал зарисовку в очень привычной для меня позе: голова, опущенная на скрещенные на спинке стула руки. А потом такие импровизации стали повторяться все чаще и чаще. И вскоре Матисс попросил меня позировать ему». Так Лидия стала не только сиделкой мадам, но и моделью мсье.

Только с 1935 по 1939 год Матисс сделал около ста больших работ и множество рисунков, эскизов и набросков, и везде на них была она, Лидия… Во время долгих сеансов он рассказывал ей о своей жизни, а рассказывал он замечательно, и перед глазами Лидии возникали живые картинки.

Анри Матисс родился в небольшом старинном городке Като на севере Франции. Его отец, торговец зерном, мечтал увидеть сына в адвокатской мантии, и Анри даже окончил юридический факультет университета. Но тут в дело вмешалась судьба – юноша заболел и три месяца провел в больнице. Занимавшаяся росписью керамики мать принесла сыну в больницу бумагу и краски. А когда Матисс вышел из госпиталя, он уехал в Париж. Там он учился живописи у известного парижского мастера Густава Моро, но истинными его учителями стали старые мастера, картины которых Матисс тщательно изучал в Лувре, и, конечно же, великие художники – Делакруа, импрессионисты, Гоген и Ван Гог.

Матисс рассказывал Лидии, как отец, разозлившись на сына, лишил его финансовой поддержки. А потом он познакомился с Амели – тогда она была ослепительной красавицей. В 1898 году они поженились. Амели знала, что живопись для Матисса – самое главное в жизни. И когда его картины не продавались, Амели взвалила бремя на себя – открыла шляпный магазинчик, и хотя дела шли не очень бойко, все-таки супруги уже не голодали. Амели даже нашла в себе силы принять в дом его дочь Марго. Мать ребенка, бывшая любовница Матисса Камилла Жобло, хотела отдать девочку в приют, но у Анри дрогнуло сердце, и он, женившись на Амели, забрал дочь к себе.

Рассказывал Матисс Лидии и о том, как были восприняты его первые работы. «Картины Матисса – страшнее войны!», «Берегите женщин и особенно детей от мазни Матисса – они могут стать заиками!» – Такие отзывы получал он.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

Королевская фаворитка

Агнесс Сорель и картина «Мадонна с младенцем»

Недосягаемый и одинокий

31 октября 1632 родился Ян ван дер Меер ван Делфт (Ян Вермеер)

Любимая картина Хемингуэя

Полотно Жоана Миро «Ферма»

в этой рубрике

Муза плача

Женщина-стихия Анна Ахматова

Одинокий Гоголь

История жизни и смерти великого писателя

в этом номере

Классическое совпадение

Что общего между Александром Пушкиным и Михаилом Лермонтовым?

«Игла ремикс»: фильм поколений

Рашид Нугманов выпускает продолжение культового кино. В главной роли – Виктор Цой

Бесконечная мозаика

Красотой церквей и станций метро Россия обязана трем поколениям мастеров