Русская Джоконда

Ирина Опимах| опубликовано в номере №1733, Март 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Картина Ивана Крамского «Неизвестная»

Эта картина – одна из самых известных. Ни одно другое произведение русских художников не растиражировано так: пленительная красавица смотрит с коробок шоколадных конфет и журнальных репродукций, со страниц школьных учебников; украшает стены крестьянских изб и комнаты рабочих общежитий. Она уже давно стала символом русской красоты и непременной участницей зарубежных вояжей Третьяковской галереи. Почему-то ее особенно полюбили в Японии – там нашу красавицу называют русской Джокондой.

Но кто же все-таки изображен на полотне? Написав свой знаменитый шедевр, художник оставил потомкам загадку, которую пытаются разгадать уже более ста лет…

Крамской впервые показал публике свою «Неизвестную» в 1883 году на одиннадцатой Передвижной выставке в Петербурге. Потрясающе красивая женщина едет в роскошной коляске вдоль Невского, мимо Аничкова дворца. Вся в мехах и бархате, одетая по последней моде – шляпка «Франциск» со страусовым пером, пальто фасона «Скобелев», чрезвычайно модного в тот сезон, тонкие перчатки – она окидывает вас взглядом, в котором и легкое презрение, и кокетство, и надменность. Горделивая осанка, чувственные губы, томные выразительные глаза, четко очерченный изящный носик.

Сейчас в это трудно поверить, но тогда критики и просто любители искусства увидели в ней даму полусвета, этакую дешевую «камелию» (намек на «Даму с камелиями» Дюма-сына) – ведь в то время так роскошно и модно одевались только дочки богатых купцов да дорогие кокотки. Аристократки считали для себя неприличным быть на гребне моды, да и, чаще всего, у них просто не было на это денег. Никто из современников Крамского не задумывался, кто эта женщина, – и так все было ясно. И отсутствие имени модели нисколько их не смущало: у содержанки имени быть не может – в крайнем случае, прозвище.

Публика увидела в картине социальный подтекст – Крамской, мол, обличал общество, которое заставило эту очаровательную женщину пойти на содержание к какому-то богачу, продать себя за мирские блага, за эти шелк и бархат, за сытую, но безнравственную жизнь.

Прошли годы, и картина со временем утратила свой обличительный пафос – на полотне осталась юная красавица, едущая в коляске по зимнему Невскому.

Кто же она, эта прекрасная героиня?

Говорили, что Крамской изобразил Анну Каренину (хотя Анна Каренина – совсем не дама полусвета). Позже с ней стали связывать образ блоковской Незнакомки (что уж совсем странно – художник умер в 1887 году, задолго до появления стихотворения Блока). В 20-30 годах прошлого века в Третьяковку приходила одна пожилая дама, которая требовала от Академии художеств пенсию, утверждая, что именно она позировала Крамскому для его «Неизвестной». А недавно появились две весьма романтичные версии – первая утверждает, что Неизвестная – плебейка, а вторая – аристократка, княгиня.

Итак, первая версия. Некий молодой дворянин, офицер по фамилии Бестужев, выйдя в отставку и возвращаясь с Кавказа домой в Петербург, однажды заехал в имение своей тетушки, располагавшееся в Курской губернии. А у тетушки была юная красотка-горничная, крестьянка из соседней деревни Матрена Савишна. Племянник хозяйки тут же воспылал к ней нежными чувствами, да так, что вознамерился даже жениться. Тетушка, конечно, возмутилась – дворянин не может жениться на простой крестьянке, но тот был тверд и уговорил тетку отпустить Матрену.

Бестужев увез ее в Петербург, стал учить языкам, понемногу вводить в свет. Однажды в гости к ним зашел Крамской. Мужчины вели беседу, когда в дом вбежала раскрасневшаяся с мороза Матрена Савишна и рассказала, как она ехала по Невскому в коляске, и вдруг увидела идущую по проспекту свою бывшую хозяйку. «Она, наверное, подумала, что я брошусь ее благодарить за то, что позволила мне уехать в столицу и выйти замуж за дворянина, – возбужденно рассказывала Матрена Савишна, – а я вот так на нее посмотрела, да и проехала мимо!» Эта история и образ молодой очаровательной женщины запал Крамскому в душу – ему захотелось написать Матрену Савишну, показать не только ее внешнюю красоту, но и ее внутренний мир.

Семейная жизнь Бестужевых не заладилась – уж очень хороша была Матрена Савишна, и мужу не раз приходилось вызывать на дуэль ретивых ухажеров. К тому же сын Бестужевых умер младенцем. Все это привело к тому, что брак их, в конце концов, был расторгнут. Матрена Савишна решила вернуться в родное село, в дом старшей сестры, где тяжело заболела и умерла в земской больнице.

Скорее всего эта история – чистой воды беллетристика, так о ней говорят и сотрудники Третьяковки. Вторая же версия выглядит намного серьезнее.

Петербургский искусствовед и писательница Ирина Чижова утверждает, что на полотне Крамского – светлейшая княгиня Юрьевская, морганатическая супруга императора Александра II, мать его детей!

Александр стал русским царем в 1856 году. Ему тогда исполнилось 38 лет. В соборе, во время коронования, он сам возложил на голову жены Марии Александровны маленькую корону. Но в этот момент грянули пушки, царица вздрогнула, и корона упала. Все, присутствовавшие в соборе, подумали: «Дурное предзнаменование!» И действительно – жизнь Марии Александровны счастливой не назовешь: через девять лет царственные супруги похоронили любимого сына, наследника престола Николая, а потом она заболела чахоткой, а ее супруг Александр влюбился в молодую княгиню Долгорукую…

Поначалу царь скрывал свою страсть, но потом пустился во все тяжкие и старался как можно реже разлучаться с любимой. Однажды, говорит Ирина Чижова, он решил заказать ее портрет самому известному портретисту того времени – Ивану Крамскому. Художник уже был знаком с царем – писал портреты его детей. Долгорукая пожелала, чтобы художник написал ее в коляске, едущей по Невскому, и на фоне Аничкова дворца, резиденции наследника престола Александра. Ей хотелось выглядеть на картине победительницей!

Княгиня позировала мало, урывками, и потому Крамскому приходилось делать наброски с других женщин (эти наброски и затрудняют выяснение имени истинной модели художника). Образ все больше приобретал некие обобщающие черты, хотя, как утверждает Ирина Чижова, сохранял определенное сходство с обликом княгини Долгорукой, которую мы видим на старинных фотографиях.

Царь подумывал о том, чтобы жениться на своей Катеньке после смерти царицы, которой становилось все хуже и хуже. Но Мария Александровна изо всех сил цеплялась за жизнь – ведь если она умрет, наследником престола может стать не ее мальчик, а Георгий, сын этой Долгорукой! Но болезнь все-таки победила, и царица скончалась. Врачи, произведя вскрытие, были потрясены: как при таком тяжелейшем поражении легких жила эта женщина – только благодаря силе духа!

Царь теперь мог смело обвенчаться со своей любимой, которой он даровал титул светлейшей княгини Юрьевской (в честь Юрия Долгорукого). Он даже не дождался конца положенного траура. Венчание состоялось в 1880 году, а через год, в апреле, должна была пройти коронация. Но судьба распорядилась иначе – 1 марта 1881 года император Александр II был смертельно ранен на набережной Екатерининского канала в Петербурге бомбой, брошенной членом «Народной воли» Гриневицким.

Русским императором стал Александр III, второй сын убиенного царя и царицы Марии Александровны. Княгиню Долгорукую с детьми тут же выслали из страны. Она прожила долгую жизнь и умерла в Ницце в 1922 году в возрасте 78 лет.

А ее портрет так и остался у художника – после смерти заказчика он уже никому не был нужен. Прошло два года, и Крамской, наконец-то, решился выставить его на очередной выставке передвижников.

Третьяков, который обладал прекрасным вкусом и покупал все лучшее, созданное русскими художниками, а Крамского почитал особенно, увидев «Неизвестную» на выставке, не проявил никакого желания ее купить. Почему? Ведь художественные достоинства картины несомненны. Видно, его возмутил сюжет картины, а может, он знал, чей это портрет.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м  номере читайте об Алене Арзамасской – беглой монахине, атаманше, сподвижнице Степана Разина,  о дипломате, камергере, поэте Федоре Тютчеве, о двух меценатах МХАТА  Николае   Тарасове и Никите   Балиеве, об истории создания Чесменского дворца, о дочери  австрийского императора Марии-Луизе, второй жене Наполеона, беседу с выдающейся актрисой современности Аллой Демидовой, новый остросюжетный роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА»и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

Русская муза Матисса

«Портрет Лидии Делекторской»

Загадочные «Послы»

Одно из лучших творений великого немецкого художника Ганса Гольбейна

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

в этой рубрике

«Гаражное» искусство

Как бывший автобусный парк превратился в центр современной культуры

Спектакль безбилетников

Третий звонок – бесплатно

в этом номере

Муза плача

Женщина-стихия Анна Ахматова

Многоликая Россия

Какие народности населяют нашу страну