Паоло Веронезе

Ирина Опимах| опубликовано в номере №1731, Январь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Картина «Пир в доме Левия»

Настоящему Творцу рано или поздно приходится сталкиваться с Властью, светской или церковной. Так было на протяжении всех веков существования нашей цивилизации. Это столкновение неизбежно, поскольку истинное творчество – всегда нарушение установленных правил, полет за пределы принятых в обществе норм, в свободный мир новых идей и образов. Очень немногим удается не поддаваться давлению и остаться верным себе.

Однажды это пришлось пережить и венецианскому живописцу Паоло Веронезе. Память о достойно пережитом испытании воплощена в картине, которая теперь называется «Пир в доме Левия».

В 1571 году в одном из монастырей Венеции – монастыре Святых Иоанна и Павла – случился страшный пожар. В пламени погибла фреска «Тайная вечеря», творение великого Тициана.

Монахи задумали заказать новую картину. Веронезе, этому знаменитому веронцу Паоло Кальяри, любимцу всей Венеции. Ему – всего 43 года, но он успел добиться многого. Еще в 1555 году, после целого ряда блистательных работ, выполненных им во Дворце дожей, церкви Святого Себастьяна и библиотеке Святого Марка, Веронезе был признан лучшим художником города. Тогда сам Тициан, стареющий, но не потерявший способности видеть и ценить молодые таланты, вручил Паоло золотую цепь, символически передав ему звание официального художника Венецианской республики.

Увлекшись темой, Паоло отставил все дела и приступил к работе, а 20 апреля 1573 года в торжественной обстановке объявил о ее окончании и передал «Тайную вечерю» монахам.

Прошло три месяца. Веронезе получает уведомление, что 18 июля ему надлежит предстать перед судом инквизиции!

Легко представить, что творилось в душе художника. Ведь ему было что терять – очаровательная жена, дочь его веронского учителя Элена Бадиле, четверо детишек, богатый гостеприимный дом – Веронезе работал много, не испытывал недостатка в заказах, а потому совсем не нуждался.

Инквизиция – что может быть страшнее? В 1555 году папой римским стал кардинал Джованни Караффа, известный своей жесткостью, одержимый идеей очищения, восстановления моральных устоев Церкви, а великим инквизитором – кардинал Микеле Гуслиери, преданный его последователь.

Естественно, Веронезе испугался, когда узнал, что ему предстоит предстать перед священным трибуналом, и причина тому – его «Тайная вечеря», о которой он уже почти забыл. Венеция в то время была единственным городом, где еретиков не сжигали на костре, но все могло случиться…

Что же смутило ярых защитников чистоты веры? Что крамольного увидели они в картине Паоло Веронезе?

Тайная вечеря – один из самых главных эпизодов в Священном Писании и один из самых распространенных сюжетов в мировой живописи. Многих художников – среди них и Леонардо да Винчи, и Тинторетто, и другие – вдохновил он на создание замечательных полотен. Упоминание о Тайной вечере есть во всех четырех Евангелиях. Во время того ужина произошли два важнейших события. Первое – установление таинства евхаристии («Примите, ядите: сие есть Тело Мое»). Второе – предсказание Христа о том, что кто-то из учеников вскоре предаст Его. («Истинно говорю: один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня».) На каком из этих моментов вечери сделать акцент, каждый художник решал в соответствии с пожеланиями заказчиков. Обычно живописцы усаживали Иисуса и Его учеников по одну сторону стола, каким-то образом выделив Иуду. Рядом с Христом помещали любимого его ученика Иоанна. (Правда, Леонардо позволил себе некую вольность – он посадил рядом с Христом Иуду!)

А что делает Веронезе?

Он пишет не ту, евангельскую, вечерю, а настоящий пир, который мог бы иметь место в доме любого богатого венецианца. Да, художник изобразил Христа, но его окружают не люди первого века нашей эры, а венецианцы – современники художника, одетые так, как одевались жители города Святого Марка в XVI веке. Кого тут только нет – важные вельможи, грубые солдаты, шуты, карлики. Справа – пузатый виночерпий, слева – жизнерадостный распорядитель пира, явно уже хорошо выпивший. И все участники этого спектакля живут не в жарком, пыльном Иерусалиме, а в прекрасной Серениссиме (Яснейшей – так называли свой город венецианцы) – как хороша эта трехарочная лоджия, как совершенны белокаменные дворцы, виднеющиеся в пролетах арок на фоне синего неба.

В «Тайной вечере» Веронезе нет никакого трагизма, она вся сияет радостью, счастьем бытия. Тут люди едят, пьют, беседуют, смеются, получают удовольствие от жизни. Потрясающие краски, мощный, пронизывающий все и вся свет, праздничность всей композиции… Где здесь таинство евхаристии? Где страшное предвидение предательства? Ничего этого на картине нет и в помине!

Потому церковным чинам творение Веронезе показалось пропитанным еретической крамолой. И тогда последовал донос в инквизицию.

Сохранились протоколы того заседания.

Обвинение было представлено инквизитором Аурелио Скеллино из Бреши.

– Как посмел Веронезе изобразить евангельский сюжет «Тайная вечеря» без должного уважения к Священному Писанию?

Более того: падре Скеллино усмотрел в том, как живописец изобразил солдат (вооруженных и одетых, как немцы), в шуте с попугаем (всем известно, что попугай – символ похоти!), а еще в том, что не Христос, а Петр разрезает на части ягненка – приверженность идеям Реформации, этого страшного зла, возникшего в Северной Европе, проникшего ныне в Италию и стремящегося завоевать души честных католиков.

Что мог ответить Веронезе на столь тяжкие обвинения? Он и сам понимал, что, когда писал картину, меньше всего думал о Христе и Его апостолах. Его занимала лишь Красота – просто хотелось сделать нечто радостное, гармоничное.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте материал о великом Чехове,  о блистательной и загадочной Дарье Христофоровне Ливен, с детства всем знакомом  и очень популярном актере Владимире  Этуше, о весьма нелегком пути новогодней елки по России, о любимой очень многими и талантливейшей актрисе и певице Елене Камбуровой, Окончание детектива Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

Революционер и бунтарь

Картина Жака Луи Давида «Смерть Марата»

Красавица Аврора

Княгиня Демидова

Русская муза Матисса

«Портрет Лидии Делекторской»

в этой рубрике

Кровавая графиня

Елизавета Батори

Давление среды

Центр дизайна Artplay переехал на площади завода «Манометр»

в этом номере

Вокруг манги

Краткий непопсовый современный японско-русский словарь

Паразит, оккупировавший мозг

Cамый большой парадокс лингвистики