рассказ Валерия Маркова

26 Октября 2016, 13:14| опубликовано в номере №1725, Ноябрь 2016
  • В закладки
  • Вставить в блог

 

Дорога вырвалась из леса и запетляла среди низеньких холмов, поросших ржавыми кустами. Солнце слепило глаза, и от его далекого жара, казалось, в самом деле стали нагреваться стенки кареты, от них пошел еле заметный парок - этого просто не могло быть, но почему-то хотелось в это верить, и Михаил Петрович Ларин, отставной полковник, отслуживший, наконец, свою долгую и нудную, честно сказать, не очень любимую службу, с радостью возвращавшийся в свои пенаты, готов был поверить во все, что угодно. До того ему было хорошо, до того отдыхал душой, что и мрачный лес, через который тащились долго, разглядывал с любовью. А уж когда карета вылетела на дорогу к дому, душа просто запела.

Возок с вещами и денщиком, который он шутя называл, сам не зная почему, «аптекарским», отстал где-то далеко-далеко. В карете он был один, если не считать, конечно, ямщика на козлах и пары сумок с самыми необходимыми вещами и книгами.

«Михал Петрович Ларин, ах, Михал Петрович Ларин!» - с усмешкой прошептал он. Любил он себя так именовать – не Михаилом, а Михалом.

А все-таки, в очередной раз подумалось ему, жизнь удалась. Да, служба, сорок лет с лишком, нудная, пустая, но и в ней были, как говорится, приятные моменты. Побывал в разных странах, не только в центральной России, но и в Малороссии, Польше, разных сибирских городах. И в боях бывал. В Берлин входил. Хоть и не шибко быстро продвигался по службе, но успел покомандовать изрядно. Полк свой любимый поводил-таки по Европе. Правда, в основном, по славянским землям, но повидал не только Польшу, но и Чехию почти онемеченную. Чудом только на Балканы не заскочил, хотя с турками было бы неплохо перекинуться парой ударов.

Вспомнил он европейскую природу, чешские горы и леса, польские поля, венгерские озера. Хорошо там было. Места красивые, люди интересные. Вспомнил о тех женщинах, с которыми на чужбине иногда забывал свои горести.

Да, все же хорошо было. Но теперь, злорадно подумал он, будет еще лучше. Приеду в имение, займусь хозяйством, буду много-много читать. И много-много гулять. Леса в его имении нисколько не уступали богемским.

Картинки пошли, одна за другой, и он забылся, с удовольствием жмурясь от дум своих, от ясных солнечных лучей, от слепящего глаза пронзительного снега.

 Ваше высокоблагородие, Михал Петрович, у нас, кажется… того…  - отвлек его от мыслей голос ямщика.

- Что случилось, Силантий? – Ларин высунулся в окно и огляделся.

Карета мчалась по краю длинного оврага. Склоны его были пологими, крутизны не чувствовалось. Кусты на снегу казались мазками на картине. Красиво, однако!

- Да что случилось, Силантий?! – еще раз повторил он. Кучер повернулся и указал кнутом вниз. Ларин присмотрелся. Волки!

Длинной цепью шли они какой-то невидимой отсюда тропой, шедшей по середине склона. Впереди, как положено у них, несколько каких-то худых и помятых, за ними, озираясь по сторонам, бойцы, и далеко позади - вожак. Они шли не за добычей, а, видимо, перебирались в другой лес, темной полосой видневшийся впереди. То ли увидели карету, то ли нет, но шествие свое нисколько не изменили. Так же не торопясь, шли и шли своей волчьей рысцой.

Сначала Михаил Петрович не придал этому особого значения. Либо не заметили, подумал он, либо не до нас им. Однако он знал, что скоро овраг закончится, и волки в любом случае выйдут наверх и поймут, что карета одна, без охраны. Мимоходом, как говорится, могут и поживиться.

Силантий, видимо, думал о том же. Он привстал, пытаясь разглядеть дорогу впереди, затем обернулся назад. Обернулся и Ларин. «Аптекарской» повозки сзади не было видно. А ведь ружья там! Там и заряды. У Силантия, может, нож есть,  должен же быть где-то и топор. У Ларина два пистолета по одному заряду и сабля. Еще кортик морской имеется, наточенный, один знакомый морячок-капитан недавно подарил.

В стае много волчиц, есть и волчата. Реально опасны четыре или пять матерых волков. Понятно, что и доходяги кинутся -  отбиться будет сложно! Пусть и кинутся, прежде всего, на лошадей, но и про людей не забудут. Да, подумал Ларин, а ведь жизнь, черт возьми, только начинается!

Силантий стегнул лошадей, и те резко прибавили ходу. Видели они волков или нет, сложно сказать, но учуяли их явно раньше людей. Теперь многое зависело от них.

А волки продолжали, также не торопясь, идти вдоль склона. Авось пронесет,  подумалось Ларину. Силантий, словно догадавшись о его мыслях, крякнул, мотнул несогласно головой:

- Они раньше нас там будут. Там, впереди, развилка, вот на ней и будут нас ждать. Успеют и отдохнуть, и приготовиться.

- Похоже, ты прав, - сказал Ларин.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о мрачном предании довлевшем  над родом князей Юсуповых на протяжении двух веков, о жизни и творчестве Максимилиана Волошина, русском и советском ученом, ставшем в 1904 году лауреатом Нобелевской премии Иване Петровиче Павлове, о популярнейшем актере Сергее  Маковецком, об истории создания картины «Портрет дамы с дочерью» Тициана, новый остросюжетный роман Виктора Добросоцкого «Белый лебедь» и многое другое...



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этой рубрике

Лев Гумилевский. «Чертова музыка».

Рассказ. Публикация - Станислав Никоненко

Сергей Левицкий. «Уши в формалине»

Юмористический рассказ

в этом номере

Я не претендую на какую-то элитарность

6 декабря 1958 родился актер Александр Балуев

Театр одного режиссера

17 января 1863 родился Константин Сергеевич Станиславский