Владимир Бочаров. «Винт»

Владимир Бочаров| опубликовано в номере №1736, Июнь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Шел 1919-й год. Гражданская война полыхала над страной, оставляя за собой разруху и смерть и ломая человеческие судьбы. Белые и красные, Петлюра и махновцы – все смешалось в этом огненном котле противостояния.

Маленький городок N, в котором произошла эта история, находился почти на самой линии фронта. Обычный городок, ничем не отличающийся от других провинциальных городов, разбросанных по всей России, – узкие улицы, серые и унылые домишки, церквушки, шумный и пестрый, правда, единственный на весь город рынок…

Самой большой достопримечательностью городка было барское имение, утратившее с годами свое величие и превратившееся в обычный старый полуразвалившийся дом, уныло взирающий на заросший пруд перед его окнами, а некогда цветущий парк с прекрасной оранжереей и фруктовым садом был полностью уничтожен.

Сейчас в бывшем имении размещался госпиталь. На просторном дворе царила постоянная суета – усталые худые клячи, запряженные в разбитые телеги, подвозили раненых, санитары и медицинские сестры укладывали красноармейцев на полевые носилки и вносили их в дом. В глубине двора в огромных котлах кипятили грязное белье и старые бинты, а неподалеку местный столяр Архип соорудил столярную мастерскую, служившую ему одновременно и жильем. Архип потерял ногу на войне с немцами, а теперь сколачивал гробы, латал оконные рамы обрезками досок и фанерой.

И медперсонал, и раненые избегали этого вечно угрюмого немногословного человека, и единственным его товарищем и собеседником был фельдшер Костя Лебедь, навещавший Архипа в редкие минуты отдыха. В госпитале Костя работал с самого его создания, а к красным попал по принудительной мобилизации, когда те заняли город. Жалоб со стороны раненых и медперсонала на него не было, но кто он и откуда, толком никто не знал.

Вот и сегодня фельдшер решил заглянуть к Архипу, поговорить о том, о сем, попить чайку, настоянного на травах, поиграть в шахматы. Столяр уже ждал его, заранее расставив фигуры и заварив в чайнике сухую мяту.

Но не успели они закончить и первую партию, как дверь мастерской внезапно распахнулась, и на пороге появилась красивая дородная девушка. Это была медсестра Клавдия.

Клава – местная, из близлежащей деревни Боры, в госпиталь пришла работать уборщицей, а затем ее перевели в медицинские сестры. Смышленая девушка быстро освоила премудрости перевязок и оказания первой помощи раненым, и ее в госпитале все уважали. Клаве очень нравился высокий стройный фельдшер, не замечавший ее призывных взглядов.

– Константин, кончай играть, раненых привезли, целых шесть подвод, а принимать больных некому, главврач за тобой послал, – скороговоркой выпалила она и потащила Костю за собой во двор.

Двор был весь забит грязными телегами с ранеными. Рядом с одной из них стоял молодой мужчина. Он сжимал в одной руке фуражку, а другой вытирал пот со лба.

– Откуда приехали? – обратился к нему подошедший главврач госпиталя Скрябков Егор Тимофеевич.

– С самого фронта. Жарко там сейчас, белые со всех сторон атакуют. – Сопровождающий неуклюже поправил новенькую портупею.

– Сколько всего раненых, и сколько среди них тяжелых?

– Пятнадцать наших и три беляка, а вот насчет раненых тяжело или легко, – это не по моей части, товарищ, – растерянно проговорил сопровождающий.

– Как прикажете понимать? Три беляка! Что же это такое? У меня в госпитале враги? Если красноармейцы узнают, самосуда не избежать, – заволновался Егор Тимофеевич.

– Да вы не переживайте, при них останется красноармеец и уполномоченный особого отдела. – Сопровождающий указал рукой на мужчину в кожаной куртке, который тут же подошел к ним.

– Кожухов Григорий Иванович, уполномоченный особого отдела, – представился он.

– Объясните, товарищ, в чем дело? Белые в госпитале… – возмущенно обратился к нему Скрябков.

– Поймите, это очень важно. Есть предположение, что они – разведчики и могут многое знать. Что же вы думаете, стал бы я, уполномоченный особого отдела, тратить драгоценное время впустую на разную сволочь? – отводя в сторону главврача, тихо произнес Кожухов.

– Где же я их размещу? В госпитале мест нет, к тому же все тут на виду, – не переставал возмущаться Скрябков.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о начале и продолжении русско-австрийских отношений, об одной из самых значительных женщин османский империи – Сафие-султан, о жизни и творчестве замечательного русского драматурга Александра Николаевича островского, об истории создания знаменитой картины Павла Федотова «Сватовство майора,  об однм из самых удивительных археологических открытий XX века – находке берестяных грамот, новый детектив Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Эдвард Хох. «Великий американский роман»

Рассказ. Перевод с английского Виктора Вебера

Сергей Левицкий. «Уши в формалине»

Юмористический рассказ

в этом номере

Джереми Йорк. «Лики смерти»

Рассказ. Перевод с английского Марины Жалинской

Борец с Диснейлендом

Сергей Соловьев

Супергероический пантеон

«И тогда мы выхватили по увесистому револьверу (откуда-то во сне взялись револьверы) и с наслаждением пристрелили Богов». Хорхе Луис Борхес. «Рагнарёк».