рассказ Валерия Маркова

26 Октября 2016, 13:14| опубликовано в номере №1825, Ноябрь 2016
  • В закладки
  • Вставить в блог

Некоторое время оба смотрели друг на друга. Ларин не выдержал первым.

- Иди с Богом, брат! Иди! Только смотри, больше не попадайся! Собак я запер, но они все равно тебя чуют, слышишь, ворчат. Им только в голову не придет, что ты… того… уже не связан. Иди с Богом!

Волк молча выслушал эту тираду и медленно пошел к двери. На пороге еще раз остановился, снова некоторое время смотрел на Ларина ничего не выражающим взглядом и, потихоньку переходя на бег, заковылял в сторону забора. Юркнул в щель и исчез.

Михаил Петрович стоял в дверях и смотрел ему вслед. Хотя луна светила ярко, ничего не было видно. Он взял почти потухший факел, запер дверь и заложил засов. Потихоньку стали сыпаться снежинки, и он подумал, что скоро пойдет добрый снег. Выпустил собак, поджег запасной факел, вставил его в паз и вошел в дом. Пройдя в свою комнату, упал, не раздеваясь, на кровать и почти сразу заснул.

Утром его разбудили громкие крики на дворе. Михаил Петрович с трудом поднял голову. Сапоги стояли в коридоре, в полуоткрытую дверь он видел, что они вычищены. Значит, кто-то заходил в комнату. С трудом ему вспомнилось, что, прежде чем бухнуться на постель, сапоги он все же снял, но бросил тут же, возле кровати.

Он выглянул в окно. Мужики толпились на дворе, жестикулировали, гудели голосами и изредка бросали выжидательные взгляды на его окна.

Ларин прошел на кухню, быстро сполоснул лицо под рукомойником. Накинул на себя полушубок, похлопал по карманам в поисках трубки, не нашел и, чертыхнувшись, вышел во двор.

- Барин, ушел он! Нет его! – тут же подбежал к нему Петька.

- Кто ушел? – не понял Ларин.

- Да волк. Волк ушел! Из запертого амбара. Вон смотри. Двери на запоре. На снегу ни следочка, а его … нет.

Ларин собрался, было, рассказать мужикам обо всем, но вдруг взгляд его поймал угрюмую фигуру Силантия. Он держал  в руках обломок факела, который Ларин ночью носил в амбар, и молча смотрел перед собой в никуда, погрузившись  в какие-то свои мысли.

А Петька все не унимался:

- Это оборотень! Точно! Я еще вчера это понял. Он же как истукан лежал. Не огрызался, просто смотрел. И взгляд у него такой… такой…

- Да, брось ты, Петька, - буркнул Силантий, – обычный волк. Только крупный очень… и умный. Все понимал. И что он мог сделать?!

- Да нет, не обычный! Не обычный! Говорю, это оборотень. Надо было сразу его убить. Только ведь ни ножом его не возьмешь, ни пулей простой.

Мужики еще сильнее зашумели. Многие согласились с Петькой и на все лады стали обсуждать, оборотень это, в самом деле, или обычный волк.

Ларин еще раз покосился на Силантия и снова промолчал. Тот бросил на снег обломок факела,  подошел и стал, как ни в чем не бывало, спрашивать, что ему делать сегодня. Ларин хмуро, пряча глаза, поговорил с ним и направился к амбару. Открыл дверь. Снег каким-то образом проник даже внутрь и припорошил сено, веревки.

Зашли Силантий, Петька и другие мужики. Стали ворошить сено, вертеть в руках веревки. Силантий спокойно и внимательно осмотрел каждую вещь,  задержал  взгляд  на углу, в котором ночью стоял Ларин.

- Пошли, мужики, опохмелиться надо. Я угощаю, – поспешно вскинулся Михаил Петрович.

Все радостно загалдели. Ларин послал мальчонку на кухню распорядиться. Не успели подойти к крыльцу, а там уже на небольшом столике стоял жбан с водкой, несколько мисок соленых огурцов, еще какие-то закуски. Он усмехнулся – нянька, видно, еще с вечера все приготовила.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены

в этом номере

Театр одного режиссера

17 января 1863 родился Константин Сергеевич Станиславский

Я не претендую на какую-то элитарность

6 декабря 1958 родился актер Александр Балуев