рассказ Валерия Маркова

26 Октября 2016, 13:14| опубликовано в номере №1825, Ноябрь 2016
  • В закладки
  • Вставить в блог

Он скинул с плеч шубу и, отстегнув саблю, попробовал вынуть ее из ножен. Достал из сумки пистолеты и заряды, положил все это перед собой. Снова высунулся в окно и стал рассматривать волков. Было что-то зловещее в их молчаливом беге. Нет, слово «бег» здесь не совсем подходит. Конечно, с точки зрения человека, они, может быть, и бежали, но Ларин видел разных животных, в том числе и волков, которые бежали. Тогда это было стремительно, а сейчас походило  на бег трусцой, даже на быстрый шаг, но шаг спокойный, не заполошный, не нервный. Казалось, волки просто прогуливаются, не спеша, с достоинством, с интересом поглядывая по сторонам. Не в их сторону, а именно по сторонам.

Он обратил внимание на одного волка. Тот был из бойцовой группы. Бежал так же неторопливо, но чаще остальных смотрел в сторону кареты. Хотя расстояние между людьми и волками было небольшое и даже постепенно сокращалось, волки не собирались нападать. И это понятно, ведь склон был достаточно крут, к тому же, чем черт не шутит, они, видимо,  знали, что впереди есть более удобное место.

Их зловещий и величественный бег продолжался, и Ларин буквально залюбовался им. Это действительно было редчайшее зрелище. Силантий подобной сентиментальностью явно не отличался. Он положил рядом с собой топор, правил обеими руками и нервно, зло поглядывал на стаю.

Волк, который заинтересовал Ларина, теперь почти все время смотрел в их сторону, Ларин четко видел его морду, даже движение глаз. Тропа внизу периодически подходила к самому обрыву, и они с волком то и дело встречались взглядами. По этим взглядам Михаил Петрович почему-то четко понял – волки готовы к нападению и нисколько не сомневаются в своей победе.

Откуда в  них эта уверенность? Пусть эти места им знакомы, и они знают о развилке впереди, но почему они так уверены, что людей только двое?! Конечно, под искристым солнцем царила абсолютная, какая-то воистину благоговейная тишина. Если бы опасность была, она давно дала бы о себе знать - голосами, стуками, ржанием лошадей, еще чем-нибудь. Звуков же никаких не было, да и  волки выть не собирались, чтобы не привлекать внимание к себе.

Умом Ларин понимал безнадежность ситуации. Назад не повернешь из-за узости дороги, да и пока будешь лошадей разворачивать и, бог даст, карета не перевернется, волки тут же нападут. Ни лошади, ни люди не успеют подготовиться к обороне. Господи, неужели волки это понимают?!

Оставалось только мчаться вперед. Силантий, видимо, решил поберечь силы лошадей для битвы, и стал их потихоньку сдерживать, все равно волки уже заметно ушли вперед. Он свирепо глядел им вслед и тихо, сквозь зубы, матерился.

А Ларин пытался понять причину своего глупого, как ему подумалось, бесстрашия. Да, боя не избежать. Да, шансов уцелеть мало. Волки - умелые бойцы. Первыми они убьют лошадей. Их много, в целом, без волчат, все равно больше десятка. Видимо, сначала нападут слабые, и кого-то из них удастся убить из пистолета или топором. Таких слабых, кажется, четверо. Нормально, по двое кинутся с боков, подрежут у коней жилы. Карета, естественно, встанет мертво. Патронов не будет, и тогда придется сражаться руками. Да, лошади обречены. Силантий сверху тоже не спустится – это равносильно самоубийству. Ларину рядом с ним делать нечего, не поместится, а крыша кареты, он потрогал ее рукой, слабовата – не встанешь на нее. Придется сидеть внутри. Не развернешься, но и волкам стены, как говорится, не прогрызть.

- Силантий, как только… сразу спускайся ко мне! – высунувшись в окно, крикнул он.

 - Конечно, барин, … если смогу… - усмехнулся Силантий,  он все понимал.

Битва, видимо, неизбежна, но, может быть, волки удовлетворятся лошадьми и уйдут? А тем временем… «аптекарский» возок подоспеет.

И тут Ларина словно холодной водой окатило. Ведь тогда и денщик его попадет в засаду! Возок-то не карета, по сути, тряпками обтянут. Нет, долго Петька не продержится!

 - Черт, что же делать?!

Ларин привстал и попытался рассмотреть то, что там впереди. Поля, перелески… и ни души, ни дымка! Он попытался вспомнить дорогу до имения. Конечно, давно уже он был в последний раз в этих местах, многое забыл, но, кажется, километр или два. А что, если выстрелить? Но пистолетный хлопок даже Силантий может не расслышать, лошадиный гон и скрип кареты все заглушат.

Ружье бы!

И тут он вспомнил, что в сумке есть старинный, еще начала века, пистоль. Он нашел его еще во время прусской кампании, и все эти годы зачем-то возил с собой. Мечтал дома организовать небольшой музей, поместить там кое-какие трофеи. От родителей что-то, наверное, осталось, крестьяне что-нибудь принесут.

Господи, о чем это он?!

Ларин судорожно схватил сумку и начал в ней рыться. Чертыхаясь и матерясь, он перерыл ее всю и, наконец, нащупал этот спасительный пистоль в деревянном ящичке. Успокоился, еще раз все просмотрел и нашел все, что нужно – табакерку с порохом, шомпол, даже пыжи. Только пуль не было. Может, где-то и есть, да есть же, есть, он смутно помнил, но где их сейчас искать?! Жалко, а то было бы дополнительное оружие.

Он сел на скамью, постарался максимально расслабиться, потом принялся за работу. Зарядил оба пистоля и высунулся в окно:

- Силантий, в какой стороне деревня?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этом номере

Я не претендую на какую-то элитарность

6 декабря 1958 родился актер Александр Балуев

Театр одного режиссера

17 января 1863 родился Константин Сергеевич Станиславский