Оружейное дело

Надежда Панченко| опубликовано в номере №1743, Январь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Константин Капустин - магистр собственного Ордена

Эту кольчугу Костя плел два года, по пять ча­сов каждый день. Получилась не просто же­лезная рубашка - кольца были двух цве­тов, черные и желтые, вдобавок по подолу шел греческий узор.

Фото: Павел Сазонов

Москвич, 40 лет. По образованию - музыкант, работает тренером в тренажерном зале.

До начала 90-х Костя рабо­тал по профессии - писал аранжировки. Но потом по­явились компьютерные про­граммы, и его работа поте­ряла смысл, а хобби вышло на передний план. Руки, соз­дающие надежные доспехи, машинным трудом заменить невозможно.

Костя говорит, что ручная работа успокаивает нервы. А бои помогают сбросить стресс. После хорошего боя на мечах, по его словам, Ко­стя похож на сытого удава - две недели точно не тянет на подвиги. Его вдохновляет, когда он видит сострадание в глазах женщин, поддержку или зависть в глазах мужчин; когда зрители испытывают острые ощущения. Бойцы, в свою очередь - удоволь­ствие и радость. И это застав­ляет двигаться вперед.

«Malo mori quarn foedari» - лучше умереть, чем опозориться, - гласит девиз Ордена. «Символика Ордена такова - желтый фон, на который наложен белый на красном крест. Желтый фон символизирует богат­ство, достаток Ордена. Необязательно мате­риальный. Красный крест - цвет храбрости, готовности пролить кровь за веру. А на него наложен белый - символ чистоты намере­ний», - Костя, основатель Ордена, объясняет мне значение его герба.

Им легко залюбоваться - уверенный в себе, колоритный. Сказала бы «маскулин­ный», - не уверена, что поймут. Мужествен­ный - не совсем то. Взгляд из-под грозно­го шлема, косая сажень в плечах, покрытых кольчугой, которую он сплел своими рука­ми - начинаешь понимать, почему именно Костю, постановщика боевых сцен, каскаде­ра и бойца на тяжелом клинковом оружии, пригласили работать в проект «Волкодав». Не одного, с его командой.

Он пристально вглядывается в фотогра­фа, старательно снимающего меч, вздыхает. «Знаете, почему у нашего Ордена нет сай­та? Потому что тут же идеи украдут другие!

Помню, один свой костюм: сделал такие характерные висюльки на рукавах. Стои­ло выступить в ней - тут же дизайнерский элемент стали использовать другие бойцы. Раньше рыцарь тоже стремился выделить­ся с помощью оружия и доспехов. Но это же творческий процесс, разве можно красть идеи, нужно свою голову включать».

Костя говорит, что в Москве сотни клу­бов исторической реконструкции. Правда, далеко не все из них заслуживают его ува­жения - «наплодилось вывесок, а меча в ру­ках держать не умеют».

Сам он увлекается военной историей с детства: техникой боя на мечах, историей оружия и доспехов.

Свой первый меч Костя купил лет пят­надцать назад. «Внешне он был эстетичным, а только сделай удар - сломается», - ком­ментирует любитель старинного оружия. Но, как в рассказе Тэффи, «воротничок по­просил кофточку» - и мужчина загорел­ся желанием купить шлем. Хороший шлем стоил свыше 5000 долларов, серьезные день­ги. «Однажды, под Новый год, я зашел в магазин - так, слюни попускать. И увидел отличный шлем, который продавали заде­шево - долларов за триста. Когда я ехал за деньгами (такой суммы все равно не было с собой), то очень боялся, что шлем меня не дождется. Казалось, что он всей Москве ну­жен так же, как и мне».

А вот кольчугу всегда тянуло сплести са­мому. И он это сделал. Из шайбы Гровер - металлических колец, купил килограмм 15 или 17 на Каширке, на рынке, и принялся за работу. Всего получилось около 50 000 ко­лец. На то, чтобы закончить работу, потре­бовалось девять месяцев. «Зрение сажаешь на этом здорово, - поясняет Константин. - Да и физически нелегко».

В следующий раз мастер взялся за бо­лее монументальный труд - кольчугу из 150 000 колец. Он объясняет, что, чем мень­ше размер кольца, тем больше потребует­ся деталей и тем прочнее будет защита. Эту кольчугу Костя плел два года, по пять ча­сов каждый день. Получилась не просто же­лезная рубашка - кольца были двух цве­тов, черные и желтые, вдобавок по подолу шел греческий узор. «Если нет усидчиво­сти, ты не доплетешь кольчугу, - объясняет умелец, - ошибешься».

Поиск материала занимает много вре­мени - приходится искать на дальних рын­ках, в Интернете, заказывать на заводах, че­рез «дядю Васю». Сырье подбирают не абы какое. «Материалы используем редкие, до­рогие. Например, титановый порошок. И в резке он тяжелый, зато соединения получа­ются прочные. Чтобы научиться хорошо де­лать кольчугу из титановых колец, мне по­требовалось пять лет. Я, вообще, человек основательный. Кольчугу из 20 000 колец другие люди за три недели делают, а я за 3 месяца. Зато мои кольчуги можно одевать на голое тело, не поцарапаешься».

Костя говорит, что у него есть свои секре­ты плетения. Визуально «фишки» не замет­ны, но помогают убрать до 1-1,5 кг. А каждый лишний килограмм, как извест­но, влияет на подвижность бойца. Кольца мастер обрабатывает специальным раство­ром, для прочности. Помимо кольчуг, дела­ет чертежи для шлемов, мечи и пряжки - собирает материалы, изучает технические характеристики, рассчитывает параметры, создает дизайн, дает задание тому, кто бу­дет помогать в изготовлении. «Люди, кото­рые понимают тебя, могут реализовать твои замыслы - очень ценны, - утверждает Кон­стантин. - Ведь один в поле не воин».

Костя старается выдерживать и основные критерии покроя, принятые в ту или иную эпоху. Хотя, конечно же, воспроизвести про­цесс досконально не получится. Например, шлемов из нержавейки в Средневековье не делали. Однако это не значит, что мастер от нее откажется: «Я ее использую, потому что она прочная. Хорошая стилизация, а не до­тошная реконструкция - вот мой принцип».

Производство и так довольно кустарное - дома, на коленке. Что-то сделает знакомый умелец, что-то приходится изготавливать самому. «Самое главное - разобраться. Надо глубоко знать свою тему. Ведь даже специ­фика боя зависит от одежды. В разные эпо­хи разное снаряжение диктует свою форму­лу боя». Если нет литературы, приходится додумывать. Костя вспоминает, как шил кожаный шлем - взял чепрак и медвежью шубу, доводил до ума три месяца. Он с това­рищами сам обтягивает щиты кожей и тка­нью - и круглые, и треугольные, и минда­левидные. Обувь, по словам умельца, тоже приходится шить дома.

Он не претендует на историчность. «Не­которые члены клубов исторической ре­конструкции цепляются за свою лень - вот, мол, кольчуга должна быть ржавая, это под­черкивает ее аутентичность. Ржавыми до­спехи могут быть только тогда, когда их ар­хеологи нашли! Но не в другой ситуации. В рыцарские времена люди холили и лелея­ли кольчуги, потому что они были редкие и спасали жизнь! Мы с товарищами стара­емся свои доспехи лишний раз руками не трогать, если нужно-лучше в перчатках, бережем.

Орден называется «Virtus credo», т.е. ис­тинная вера, вера в то дело, которым мы за­нимаемся, - объясняет он. - Искусство боя постигается с годами тренировок. Обо мне говорят, что у меня есть своя школа. Такой ярлык ко многому обязывает».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о многих интересных фактах такого знакомого и любимого, но не до конца понятного праздника 1 Мая, о жизни и творчестве русского писателя Дмитрия Васильевича Григоровича, об удивительной истории памятника Александру III, о судьбе последней  императрицы Франции, супруге Наполеона III Евгении Бонапарт, о тайнах жизни Агаты Кристи, о популярнейшем актере, барде и авторе   Марша Бессмертного полка Михаиле Ножкине, окончание остросюжетного романа Виктора Добросоцкого «Белый лебедь»  многое другое



Виджет Архива Смены

в этой теме

Сырный памятник

Американка делает скульптуры из сыра

Действительно, счастливые мгновения

или Когда полезно "сидеть на игле"

Любителям «похендмейдить»

В выставочном центре Санкт-Петербургского Союза художников открылась первая выставка-ярмарка «Крафт Базар»

в этой рубрике

Железная работа

Ярослав Иванов создает эмоции у наковальни

Искусство охмеления

Чтобы разбираться в пиве, нужно варить его самому

Переплетение обстоятельств

В 29 лет я поняла, что у меня нет профессии. И решила стать реставратором книг

в этом номере

Янтарное сокровище Гаскони

Eaux-de-vie, вода жизни, живая вода - так называли этот обжигающий напиток из винного спирта.

Из бумаги и ленточек

Марина Степанищева - «замужем» за самодельными открытками

Свой путь

Александр Марупов - автор самодельного Lotus Seven