Театр сетей

Анастасия Чеховская| опубликовано в номере №1732, Февраль 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Юзеры на подмостках

Иллюстрация: Ринат Хасанов

Сетевой театр – гибрид социальной сети и коллективного романа – стал популярным в рунете года три-четыре назад – в русле бума социальных сетей и Web2.0-технологий. Новая синтетическая субкультура быстро завоевала популярность у самой юной части интернет-аудитории.

Актеры «театра сетей», они же режиссеры, худруки и специалисты по кастингу – в массе своей городские подростки лет двенадцати-пятнадцати: эльфы, эмо и готы, любители Мефодия Буслаева и Тани Гроттер. Как прочие подростки, они периодически страдают от конфликтов с родственниками и друзьями. И, как большинство городских детей из семей с достатком выше среднего, растут без настоящих братьев и сестер. Зачастую без отца, но с мамой, вкалывающей на двух работах.

Вполне естественно, что у ребенка возникает эмоциональный голод, потребность в общении. Ребенок начинает искать в Cети не бесплатные mp-3 файлы, а семью. Благо, сегодня в интернете есть все. Если хорошо постараться, можно найти даже отца. Не того, который со скандалом ушел из семьи десять лет назад, а бледного красавца, который живет в фамильном замке на берегу моря и рядится в черные кружева.

– Ищу маму, папу, брата, дядю, тетю, крестную, крестного и собаку, – сообщает в своем розовом-черном блоге девочка-эмо на блог-портале beon.ru. Лирический мальчик-гот пишет в блог комментарий, любезно предлагая себя в качестве личного домашнего вампира…

Первый родственник – это первый шаг. Сначала подросток собирает свою виртуальную семью или примыкает к семье с вакантными ролями родственников. А дальше все, как в настоящем театре. Каждому члену семьи «выдают» характер, набор мотиваций, прописывают персональную драматургию – тип отношений с другими виртуальными домочадцами. Далее виртуальное семейство создает коллективный сюжет, в котором каждый общается от имени своего альтер-эго. И поехали...

Сетевые технологии порождают прелестные химеры на стыке технологии и искусства. Для неоцифрованного гражданина эти порождения – все равно, что говорящая собачья голова на стрекозиных крыльях. «Чушь и бред, зачем это надо, лучше бы в комнате прибрались», – говорят взрослые, забывая о том, что сами имеют опыт виртуальных романов. От виртуальных измен мужу с юзером чата до создания виртуальных дворцов бракосочетания прошло меньше десяти лет. Что удивительного в том, что сегодня подростки охотно собираются в виртуальные семьи?

Вот такое сообщество, зародившееся на сайте «Российских железных дорог» : «Кто хочет быть отцом семейства (лысеющий мужчинка после 40 лет с пивным брюшком, но ловеласом, который гуляет от жены постоянно)? Кто хочет быть матерью семейства (самкой по натуре, но детей пока не получается, и от этого она боится потерять своего мужчинку-кормильца, сама не работает и все время проводит в свободном поиске)? Кто будет кошкой – вечно голодной и наглой мордой? Кто будет говорящим попугайчиком, который постоянно гадит и ненавидит тещу?» В списке «железнодорожников» есть даже некий беспокойный эмбрион, который пока не разобрался, какая из героинь им беременна.

А вот декларация клуба «7Я»:

«Виртуальная семья» – клуб, в котором мы хотим создать подобие он-лайн игры. Здесь для каждого будет роль, которую он должен исполнять (мама, папа, дочь, сын, их друзья, домашние животные и др.). Когда будет появляться новый член семьи, вы должны сообщить об этом одноклубникам! Один человек – одна роль! В темах можно (и нужно) задавать разные игровые ситуации, которые мы будем стараться решать!»

В клубе «7Я», где, судя по стилю сообщений, состоят девочки лет одиннадцати, есть даже такой персонаж, как «МороЖенноЕ». О характере его взаимоотношений с персонажем «свекровь» или персонажем «собачка» остается только догадываться, поскольку на сегодняшний день роль «МороЖенноГо» все еще вакантна.

В семьях, зародившихся в подростковых блогах, есть эльфы, волшебники, вампиры – родня. И домашние животные – драконы, фениксы, единороги. Так бывает, если поймать детские мечты социальной сетью.

А еще те же блоги пестрят своеобразными wish-lists (списками желаний): «Мне нужны любовь и подружка», «Мне нужна мама, чтобы жалела и по голове гладила», «А мне – брат». Особенно трогательно, когда семиклассник пишет семикласснице: «Я передумал, можно я буду не твоим дедушкой, а твоим бойфрендом?». И кокетливое: «Конечно, можно» в ворохе смайликов, розочек и сердечек. Так в детском саду юные создания, сидя на горшках, ведут суровый разговор: «Петя будет папой, Маша – мамой, а Катя – их дочкой. Да нет, пусть дочкой будет Петя». Сетевой театр – те же дочки-матери, только в профиль. Пол и возраст домочадцев – не важны.

Дочь может быть старше матери, лишь бы типаж сетевого актера психологически соответствовал его роли. «Мамочка» – это девочка, в чью жилетку плачутся все подруги, а она их поучает. Отыграв свою роль, она выслушает исповедь виртуальной дочери, осушит виртуальные слезы поцелуйными смайликами и даст дельный совет.

Сетевое взаимодействие год от года становится все более интенсивным. Вот уже и настоящий театр экспериментирует с сетями. От трансляций постановок в интернете и создания тематических сообществ до виртуальных театральных мастерских тоже прошло всего ничего – десять с небольшим лет.

В 1997 году Ярославский Государственный театральный институт принял участие в международном сетевом представлении – на сцене итальянского театра Cavour. Главными действующими лицами были роботы, которыми управляли «манипуляторы» из разных стран – России, Франции, Италии. В эпоху многопользовательских сетевых игр это выглядит как эстетство, но идея сетевого театра витает не только в воздухе, но и в более плотной среде – экспериментальных образовательных проектах.

Пусть эта идея пока не является интересом основного потока интернет-пользователей. Но дети быстро растут, сохраняя сентиментальные воспоминания о подростковых увлечениях, а театру свойственно развиваться, создавая новый авангард. Во что это выльется – пока неизвестно. Но возможно, лет через десять в офисах будут бок о бок трудиться не френды-блоггеры, а родственники-актеры.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Отдирай и смотри

Интервью с хранителем старинных обоев

Искусство охмеления

Чтобы разбираться в пиве, нужно варить его самому

Переплетение обстоятельств

В 29 лет я поняла, что у меня нет профессии. И решила стать реставратором книг

в этом номере

2800 лет в ожидании конца (продолжение)

12 сценариев гибели Земли. Часть 2

Роман века

Герцог Бэкингем и Анна Австрийская

Мир после войны

Почему постапокалиптическая игра Fallout стала культовой