Чтение: Кастро, Огнев, Бонапарт, Коупленд

Надежда Панченко| опубликовано в номере №1732, Февраль 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Февраль 2009

Фидель Кастро. «Моя жизнь. Биография на два голоса». «Рипол-классик», 2009

Появлением этой книги на рынке мир обязан Игнасио Рамоне – это он предложил легендарному Фиделю дуэт. Ранее Игнасио Рамоне опубликовал небольшую книгу бесед с субкоманданте Маркосом, героем романтической эпохи Мексиканской революции. Фидель прочел ее и согласился на аналогичный опыт. «Мою жизнь» составляет расшифровка ста часов интервью, которое Рамоне взял у Кастро в течение 2003-2005 гг. Как пишет сам автор, «это еще и книга о современной истории. Потому-то я и дополнил ответы Фиделя подробными примечаниями с целью прояснить контекст, сообщить данные о лицах, упомянутых в нем, или напомнить о тех или иных событиях».

«Моя жизнь» – монолог великого политика и руководителя о времени и о себе. Именно при Кастро небольшая страна стала играть значительную роль в мировой политике и бросила вызов США, руководству которых не удалось свергнуть Фиделя.

Владимир Огнев. «Фигуры уходящей эпохи». «Гелеос», 2008

В спокойной, уверенной манере Огнев излагает жизненные истории, свидетелем которых он был, а также пересказывает истории, которые слышал от своих современников. Например, о том, как Илью Сельвинского однажды раскритиковал сам Сталин, и что из этого вышло. Каков был Борис Пастернак в драке с уличными хулиганами и на смертном одре. О правилах для работы настоящих писателей в эпоху тоталитаризма, об их личной жизни, чаще всего, весьма далекой от существующих о ней стереотипов. Ну, и так далее – аккуратно, корректно, правдиво.

С большинством своих героев – Борисом Пастернаком и Чингизом Айтматовым, Николаем Асеевым и Расулом Гамзатовым, и многими другими – Владимир Огнев был знаком лично. Портреты современников-писателей не только воссоздают правдивую историю российской словесности прошлого века, но и демонстрируют незаурядные характеры героев биографического обзора.

Наполеон Бонапарт. «Клиссон и Евгения». «Гелеос», 2008

«Эклектика жанров», – сказали почтительные читатели. Но только эклектика не в рамках романа – работу пера Бонапарта лучше бы назвать рассказом: помимо самого «Клиссона и Евгении», в нетолстую книгу вошли и комментарии, и отрывки из книг наполеонистов.

Само произведение опубликовано здесь на русском и французском языках. Оно повествует о любви молодого военного к некоей даме. Утратив благосклонность последней, он бросается в самую гущу схватки и погибает.

Французский историк и литературовед Жерар Жанжамбр пишет, что Наполеон великолепно владел слогом, описывая батальные сцены. «Клиссон и Евгения» написан в смешанном, эпистолярно-повествовательном стиле и представляет собой юношескую повесть со всеми вытекающими. В связи с чем особой литературной ценности произведение не имеет, а вот историко-биографически-познавательную вполне несет.

Дуглас Коупленд. «JPod», АСТ, 2008

Пока будут живы огромные корпорации – бездушные машины, состоящие из тысяч маленьких винтиков – певцу поколения Х найдется, о чем писать.

Воспевать офисный планктон у Коупленда всегда получалось лучше, чем работников каких-то других отраслей и других социальных групп. Он прославился своими «Рабами Майкрософта» и «Поколением Х». В новом романе Дуглас возвращается к этой аудитории. Изменилась подача жизненных историй: «JPod» воспроизводит современное клиповое сознание, пестрит цитатами из блогов, разнообразными инструкциями и пр. Изменились и сами герои – раньше они были жертвами корпораций, теперь получают от этого фан. Они более лабильны и уверены в себе, их Вселенная становится все более игровой. Коупленду самому нравится играть, завязка романа заключается в том, что инициалы нескольких сотрудников одного из отделов компьютерного мегахолдинга начинаются на J…

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о феномене  декабристов  на примере жизни   князя Сергея   Волконского, о жизни и творчестве  Ивана Алексеевича Бунина, интересные подробности жизни композитора Гайдна, о судьбе произведений Яна Вермеера, новый детектив Наталии Солдатовой «Божья коровка» и миноге другое



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Паоло Джордано

Физик по образованию, писатель по призванию

Лидер «Сплина»: «В мире ничего не меняется»

Саша Васильев уверен, что, пока бабушки готовят по старым рецептам, связь поколений не прервется

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

в этом номере

Театр сетей

Юзеры на подмостках

Джон Харвей. «Падший ангел»

Детектив. Перевод с английского Марины Жалинской

2800 лет в ожидании конца

12 сценариев гибели Земли. Часть 1