Загадочные «Послы»

  • В закладки
  • Вставить в блог

Одно из лучших творений великого немецкого художника Ганса Гольбейна

та картина, хранящаяся в Национальной Лондонской галерее — одно из лучших творений великого немецкого художника Ганса Гольбейна. Это не просто портрет, это отражение эпохи, наполненное смыслами и символами. «Послы» — как шкатулка, которую сложно открыть, не владея секретом.
Картина была написана в нервное время: в 1529 году в Базеле, где тогда жил и творил художник, начались иконоборческие выступления. Люди с остервенением громили церкви, крушили алтари и статуи святых. У художников исчезла последняя возможность получить заказ — теперь никто не просил их исполнить алтарь и иконы.
Гольбейн переезжает в Англию. Но и там обстановка оказалась не лучше: после того, как папа Римский отлучил от церкви Генриха VIII, который желал развода с королевой Екатериной Арагонской, в Англии родилась новая церковь — англиканская, во главе которой встал сам король. Покровитель Гольбейна, Томас Мор, был обвинен в государственной измене и заключен в лондонский Тауэр.
Но, к удивлению художника, свое покровительство ему предложил сам король. Художник украшает росписями резиденцию представителей Ганзейского союза и пишет их портреты; создает эскизы для предметов роскоши и произведений прикладного искусства. В числе прочих заказов он пишет портрет Жана де Дентвиля, посла французского короля Франциска I. Дентвиль должен выполнить важную миссию — предотвратить окончательный разрыв Англии и Ватикана, защитить интересы своей страны.
Этот молодой француз очень хотел запечатлеть свой облик на большом полотне — в полный рост, во всем великолепии своей молодости и статуса. Картина должна была украсить Полиси, фамильный замок семейства Дентвиль недалеко от Труа. Заказчик также пожелал, чтобы на картине был изображен и его друг, Жорж де Сельв, епископ Лавура (крупного города недалеко от Тулузы), дипломат, ученый и любитель музыки.
Сельв специально приехал в Лондон в апреле 1533 года, чтобы позировать художнику. Гольбейну удалось создать настоящий шедевр — полотно, блестящее по живописи и композиции. Он вложил в него все свои гуманистические представления и мысли о времени, в котором живет, о жизни и смерти, об истинных ценностях бытия. Он создал портрет эпохи…
Заказчик изображен на картине слева. В роскошной шубе с пышными рукавами, подбитой горностаем, он стоит, опираясь на этажерку, покрытую восточным ковром. На шее Дентвиля — цепь со знаком ордена Святого Михаила, основанного во Франции Людовиком XI в 1469 году. Принадлежность к этому ордену считалась большой честью. Дентвиль выглядит, как важная персона, он — посол «короткого платья», то есть представляет светскую власть (посол «длинного платья» — представитель религиозной власти). Правая рука Дентвиля лежит на кинжале, на котором выгравирована надпись «Net. SV. AE. 29», означающая, что этому господину 29 лет.
Мсье Дентвиль имел слабое здоровье и жаловался, что во время пребывания в холодной и сырой Англии «не имел и восьми здоровых дней», вот почему на нем шуба. Молодой посол был по тем временам весьма образованным человеком, он не только любил живопись, но и увлекался музыкой и науками, поэтому Гольбейн изобразил на видном месте научные
приборы.
Среди инструментов на верхней полке этажерки — армиллярная сфера. Этот прибор использовался для определения положения Солнца и звезд, а также установления даты и времени. Слева на той же полке — астрономический глобус. Возможно, он намекает на революционное открытие Коперника, согласно которому в центре Солнечной системы находится Солнце, а не Земля.
Ниже художник расположил обычный глобус, модель земного шара. Он повернут таким образом, чтобы были видны страны, связанные с посольской миссией Дентвиля, и континенты, контуры которых соответствуют представлениям той эпохи. Мы видим вмятину на одном из полюсов. Это техническая новинка тех лет, дорожный надувной глобус из кожи, который, видно, плохо надули.
В угоду заказчику, Гольбейн указал на глобусе поместье Дентвиля — Полиси. Дентвиль хотел иметь картину-биографию, и все свои желания четко изложил художнику. Рядом с рукой де Сельва изображены солнечные часы с датой 11 апреля 1533 года — важным днем в жизни друзей.
Время, в которое жил Жан де Дентвиль, было временем великих географических открытий (Колумб открыл Америку всего за 41 год до создания картины!). Средневековую схоластическую науку понемногу вытеснял материалистический подход к процессам, происходящим в природе. И художник языком живописи рассказывает об этом сломе эпох — именно поэтому на картине «Послы» вместо икон и изображений святых мы видим научные приборы.
Однако то время было и временем великих религиозных войн, потому на столике рядом с глобусом лежит большая открытая книга, сборник духовных гимнов, переведенных с латыни на немецкий язык Мартином Лютером. Книга недвусмысленно говорит о религиозных предпочтениях двадцатипятилетнего Жоржа де Сельва (о его возрасте свидетельствует надпись на обрезе книги, лежащей под локтем его правой руки, — NET ATIS SV AE 25, «Возраст — 25») . Она открыта на страницах с песнопениями «Приди, Дух Святой Господь Бог» и «Человек, если ты хочешь быть счастливым». Выбор этих гимнов неслучаен — в них нет ничего, противоречащего основным принципам христианства. Таким образом, Гольбейн и Сельв призывают к реформации церкви на основах протестантизма, но без отделения от Ватикана.
Католик-либерал Жорж де Сельв полагал, что причины лютеранской ереси следует искать, прежде всего, в ошибках, совершенных и совершаемых римскими иерархами. Ведь все знали о безмерном честолюбии кардиналов, покупавших себе сан, о папах, бесстыдно нарушавших все нормы морали и тем оскорблявших Христа и веру. Жорж де Сельв призывал к единству всех христиан. Недаром рядом с книгой гимнов лежит лютня, символизирующая как любовь к музыке, так и душевную гармонию. Да только вот у лютни порвана струна, и это тоже символ, символ нарастающего конфликта между католиками и протестантами, грозящего кровавой войной.
Вверху слева за зеленым занавесом художник изобразил распятие. Он словно говорит, что Христос незримо присутствует во всех делах человеческих, направляет и защищает этих молодых людей, наделенных важнейшей миссией, но при этом напоминает о греховности человека и неизбежности смерти.
Итак, вроде все понятно на этой картине. Но что за продолговатый предмет валяется на полу, у ног послов? Он, невольно приковывая к себе внимание своей непохожестью ни на что, будто не лежит, а парит в воздухе и явно мешает общему впечатлению.
Сей странный предмет — так называемая анаморфоза, совершенно искаженное изображение некоего предмета в кривом зеркале. Чтобы увидеть его первоначальные формы, нужно отойти от картины, посмотреть на нее сбоку, примерно с двух метров и с того же уровня, на котором находятся глаза послов. Тогда становится понятно, что это — череп. Гольбейн использовал тут особую форму перспективы, анаморфозу, впервые описанную Леонардо да Винчи в его записных книжках. Художники эпохи Возрождения очень увлекались анаморфозами, а в XVII веке во Франции уже были изданы книги, в которых последовательно излагались ее принципы.
Видимо, Гольбейн хотел показать, что в мире есть нечто, что мы хотим, но не можем увидеть. А то, что нам не известно, внушает страх. Череп — символ смерти. Все боятся смерти. И человек не должен забывать, что рано или поздно она к нему придет. Mementi mori — таков девиз Дентвиля. Череп также красуется на медальоне, на берете посла и, скрытый в анаморфозе, еще раз напоминает о бренности жизни.
Юргис Балтрушайтис так писал об этой картине Гольбейна:
«Первое действие разыгрывается, когда зритель входит через главную дверь и оказывается на некотором расстоянии от двух господ, выступающих в глубине, как на сцене. Он восхищен их позами, пышностью сцены. Единственное, что нарушает гармонию, — это странное тело у ног персонажей. Физический, материальный аспект видения еще более усиливается, когда приближаешься к картине, но странный предмет становится еще менее понятным. Обескураженный посетитель уходит в правую боковую дверь, единственно открытую, и тут начинается второе действие. Уже выходя в соседний зал, он поворачивает голову, чтобы в последний раз взглянуть на картину, и тогда вдруг все понимает: ракурс полностью скрывает сцену и делает видимым скрытое изображение. На месте прежнего великолепия он видит череп. Персонажи и все их научные приборы исчезают, а на их месте возникает знак Конца. Пьеса завершается».
На этом игры со смыслами не кончаются. Если посмотреть на череп в стеклышко, можно увидеть, что Гольбейн внутри большого черепа изобразил еще один, маленький. Изображения черепа неслучайны еще и потому, что на английском языке фамилия художника звучит близко к hollow bone, полая кость, а фамилия Дентвиля заставляет вспомнить французские слова dent vide — «пустой зуб».
Можно представить, как мсье Дентвиль развлекал в своем замке Полиси гостей. После сытного угощения, когда уже было выпито изрядное количество вина, он доставал сверкающее стеклышко, диковинку в то время, и предлагал им посмотреть сквозь нее на картину знаменитого немецкого художника Гольбейна. Некоторым и стеклышко было не нужно — они оказывались в нужном месте, и тогда перед разгоряченными алкоголем господами вдруг представал череп, доселе скрытый от их глаз. Наверное, это было потрясение — после сытного обеда вдруг такое яркое напоминание о неминуемом конце…
Выполнив свою миссию, послы уехали на родину, во Францию, а Гольбейн остался в Англии. Король сделал его своим придворным живописцем. Находясь при дворе, художник написал множество портретов, среди которых и сам король, и его домочадцы, и придворные — лорд Кромвель, Анна Клевская, Джейн Сеймур, дети короля и многие другие.
Тема смерти звучит и в других работах художника. Она была близка каждому человеку, жившему в то бурное время, — опустошительные эпидемии, войны, несчастья, уносившие самых близких и дорогих. Еще в 1522 году, когда ему было 24 года, Гольбейн написал страшное полотно «Мертвый Христос в гробу», на котором была она, Смерть. На картине двухметровой длины Христос изображен так, как никто Его не писал — Спаситель лежит, раздавленный могильной плитой, с остекленевшими глазами и тронутыми разложением ногами и руками. Художник изобразил человека, перенесшего нечеловеческие страдания, израненного, в синяках, ссадинах, кровоподтеках. А в глазах — смерть. Недаром эта картина Гольбейна произвела такое сильное впечатление на Достоевского, увидевшего ее в Базеле. «Он остановился перед ней как бы пораженный, — вспоминала жена писателя Анна Григорьевна. — В его взволнованном лице было то испуганное выражение, которое мне не раз случалось видеть в первые минуты приступа эпилепсии». Потом картину будут обсуждать герои «Идиота», и князь Мышкин говорит: «Да от этой картины у иного вера может пропасть!»
Образ Христа у Гольбейна получился лишенным евангельского содержания. Художник пишет не Бога, а умершего земного человека (кстати, говорят, что моделью ему послужил некий утопленник). После «Мертвого Христа» Гольбейн сделал серию гравюр «Пляска смерти», на которых смерть вырывала торговца у его товаров, забирала ребенка у родителей.
Гольбейн недаром так много размышлял о смерти — она ходила рядом с ним, а в 1543 году прибрала его к себе. Это случилось поздней осенью, когда Лондон захлестнула эпидемия чумы. Он умер в самом расцвете лет и таланта — ему было всего около 46 лет. Но Гольбейну очень много удалось сделать — может, потому, что он шел по жизни, не забывая о смерти… Последней работой художника стал эскиз для настенных часов, предназначенных Генриху VIII.
А картина «Послы» долгое время считалась одним из самых ценных шедевров, которыми владела Франция. В 1900 году полотно приобрела Национальная Лондонская галерея, и с тех пор оно украшает это собрание мировой живописи.
Ганс Гольбейн Младший — самый молодой из блестящей плеяды немецких художников эпохи Возрождения. Он родился в 1497 году в Аугсбурге, в семье известного живописца Ганса Гольбейна, прозванного Старшим, дабы отличить отца от его гениального сына.

Эта картина, хранящаяся в Национальной Лондонской галерее, — одно из лучших творений великого немецкого художника Ганса Гольбейна. Это не просто портрет, это отражение эпохи, наполненное смыслами и символами. «Послы» — как шкатулка, которую сложно открыть, не владея секретом.

Картина была написана в нервное время: в 1529 году в Базеле, где тогда жил и творил художник, начались иконоборческие выступления. Люди с остервенением громили церкви, крушили алтари и статуи святых. У художников исчезла последняя возможность получить заказ — теперь никто не просил их исполнить алтарь и иконы.

Гольбейн переезжает в Англию. Но и там обстановка оказалась не лучше: после того, как папа Римский отлучил от церкви Генриха VIII, который желал развода с королевой Екатериной Арагонской, в Англии родилась новая церковь — англиканская, во главе которой встал сам король. Покровитель Гольбейна, Томас Мор, был обвинен в государственной измене и заключен в лондонский Тауэр.

Но, к удивлению художника, свое покровительство ему предложил сам король. Художник украшает росписями резиденцию представителей Ганзейского союза и пишет их портреты; создает эскизы для предметов роскоши и произведений прикладного искусства. В числе прочих заказов он пишет портрет Жана де Дентвиля, посла французского короля Франциска I. Дентвиль должен выполнить важную миссию — предотвратить окончательный разрыв Англии и Ватикана, защитить интересы своей страны.

Этот молодой француз очень хотел запечатлеть свой облик на большом полотне — в полный рост, во всем великолепии своей молодости и статуса. Картина должна была украсить Полиси, фамильный замок семейства Дентвиль недалеко от Труа. Заказчик также пожелал, чтобы на картине был изображен и его друг, Жорж де Сельв, епископ Лавура (крупного города недалеко от Тулузы), дипломат, ученый и любитель музыки.

Сельв специально приехал в Лондон в апреле 1533 года, чтобы позировать художнику. Гольбейну удалось создать настоящий шедевр — полотно, блестящее по живописи и композиции. Он вложил в него все свои гуманистические представления и мысли о времени, в котором живет, о жизни и смерти, об истинных ценностях бытия. Он создал портрет эпохи…

Заказчик изображен на картине слева. В роскошной шубе с пышными рукавами, подбитой горностаем, он стоит, опираясь на этажерку, покрытую восточным ковром. На шее Дентвиля — цепь со знаком ордена Святого Михаила, основанного во Франции Людовиком XI в 1469 году. Принадлежность к этому ордену считалась большой честью. Дентвиль выглядит, как важная персона, он — посол «короткого платья», то есть представляет светскую власть (посол «длинного платья» — представитель религиозной власти). Правая рука Дентвиля лежит на кинжале, на котором выгравирована надпись «Net. SV. AE. 29», означающая, что этому господину 29 лет.

Мсье Дентвиль имел слабое здоровье и жаловался, что во время пребывания в холодной и сырой Англии «не имел и восьми здоровых дней», вот почему на нем шуба. Молодой посол был по тем временам весьма образованным человеком, он не только любил живопись, но и увлекался музыкой и науками, поэтому Гольбейн изобразил на видном месте научные приборы.

Среди инструментов на верхней полке этажерки — армиллярная сфера. Этот прибор использовался для определения положения Солнца и звезд, а также установления даты и времени. Слева на той же полке — астрономический глобус. Возможно, он намекает на революционное открытие Коперника, согласно которому в центре Солнечной системы находится Солнце, а не Земля.

Ниже художник расположил обычный глобус, модель земного шара. Он повернут таким образом, чтобы были видны страны, связанные с посольской миссией Дентвиля, и континенты, контуры которых соответствуют представлениям той эпохи. Мы видим вмятину на одном из полюсов. Это техническая новинка тех лет, дорожный надувной глобус из кожи, который, видно, плохо надули.

В угоду заказчику, Гольбейн указал на глобусе поместье Дентвиля — Полиси. Дентвиль хотел иметь картину-биографию, и все свои желания четко изложил художнику. Рядом с рукой де Сельва изображены солнечные часы с датой 11 апреля 1533 года — важным днем в жизни друзей.

Время, в которое жил Жан де Дентвиль, было временем великих географических открытий (Колумб открыл Америку всего за 41 год до создания картины!). Средневековую схоластическую науку понемногу вытеснял материалистический подход к процессам, происходящим в природе. И художник языком живописи рассказывает об этом сломе эпох — именно поэтому на картине «Послы» вместо икон и изображений святых мы видим научные приборы.

Однако то время было и временем великих религиозных войн, потому на столике рядом с глобусом лежит большая открытая книга, сборник духовных гимнов, переведенных с латыни на немецкий язык Мартином Лютером. Книга недвусмысленно говорит о религиозных предпочтениях двадцатипятилетнего Жоржа де Сельва (о его возрасте свидетельствует надпись на обрезе книги, лежащей под локтем его правой руки, — NET ATIS SV AE 25, «Возраст — 25») . Она открыта на страницах с песнопениями «Приди, Дух Святой Господь Бог» и «Человек, если ты хочешь быть счастливым». Выбор этих гимнов неслучаен — в них нет ничего, противоречащего основным принципам христианства. Таким образом, Гольбейн и Сельв призывают к реформации церкви на основах протестантизма, но без отделения от Ватикана.

Католик-либерал Жорж де Сельв полагал, что причины лютеранской ереси следует искать, прежде всего, в ошибках, совершенных и совершаемых римскими иерархами. Ведь все знали о безмерном честолюбии кардиналов, покупавших себе сан, о папах, бесстыдно нарушавших все нормы морали и тем оскорблявших Христа и веру. Жорж де Сельв призывал к единству всех христиан. Недаром рядом с книгой гимнов лежит лютня, символизирующая как любовь к музыке, так и душевную гармонию. Да только вот у лютни порвана струна, и это тоже символ, символ нарастающего конфликта между католиками и протестантами, грозящего кровавой войной.

Вверху слева за зеленым занавесом художник изобразил распятие. Он словно говорит, что Христос незримо присутствует во всех делах человеческих, направляет и защищает этих молодых людей, наделенных важнейшей миссией, но при этом напоминает о греховности человека и неизбежности смерти.

Итак, вроде все понятно на этой картине. Но что за продолговатый предмет валяется на полу, у ног послов? Он, невольно приковывая к себе внимание своей непохожестью ни на что, будто не лежит, а парит в воздухе и явно мешает общему впечатлению.

Сей странный предмет — так называемая анаморфоза, совершенно искаженное изображение некоего предмета в кривом зеркале. Чтобы увидеть его первоначальные формы, нужно отойти от картины, посмотреть на нее сбоку, примерно с двух метров и с того же уровня, на котором находятся глаза послов. Тогда становится понятно, что это — череп. Гольбейн использовал тут особую форму перспективы, анаморфозу, впервые описанную Леонардо да Винчи в его записных книжках. Художники эпохи Возрождения очень увлекались анаморфозами, а в XVII веке во Франции уже были изданы книги, в которых последовательно излагались ее принципы.

Видимо, Гольбейн хотел показать, что в мире есть нечто, что мы хотим, но не можем увидеть. А то, что нам не известно, внушает страх. Череп — символ смерти. Все боятся смерти. И человек не должен забывать, что рано или поздно она к нему придет. Mementi mori — таков девиз Дентвиля. Череп также красуется на медальоне, на берете посла и, скрытый в анаморфозе, еще раз напоминает о бренности жизни.

Юргис Балтрушайтис так писал об этой картине Гольбейна:

«Первое действие разыгрывается, когда зритель входит через главную дверь и оказывается на некотором расстоянии от двух господ, выступающих в глубине, как на сцене. Он восхищен их позами, пышностью сцены. Единственное, что нарушает гармонию, — это странное тело у ног персонажей. Физический, материальный аспект видения еще более усиливается, когда приближаешься к картине, но странный предмет становится еще менее понятным. Обескураженный посетитель уходит в правую боковую дверь, единственно открытую, и тут начинается второе действие. Уже выходя в соседний зал, он поворачивает голову, чтобы в последний раз взглянуть на картину, и тогда вдруг все понимает: ракурс полностью скрывает сцену и делает видимым скрытое изображение. На месте прежнего великолепия он видит череп. Персонажи и все их научные приборы исчезают, а на их месте возникает знак Конца. Пьеса завершается».

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этой теме

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

Королевская фаворитка

Агнесс Сорель и картина «Мадонна с младенцем»

Плач на огненном коне

Эта картина - одно из самых известных полотен Третьяковской галереи. А ведь в России ее не видели почти сорок лет – с 1914 по 1950 год!

в этой рубрике

Много шума из Шекспира

Существовал ли человек по имени Уильям Шекспир?

Жан-Марк Бустамант

Старость как ступень для новых совершений

в этом номере

Зри в клетку

Что снимают микрофотографы?