Паоло Джордано

Анна Шеркунова| опубликовано в номере №1743, Январь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Физик по образованию, писатель по призванию

Паоло утверждает, что не личные проблемы и рефлексия подтолкнули его к тому, чтобы написать «Числа», а желание сделать что-то более креативное, чем изыскания в физике; заняться чем-то новым, но в гуманитарной области.

Иллюстрация: Кирилл Лагутко

Роман молодого доктора физических наук - «Одиночество простых чисел» - продается в Европе миллионными тиражами и позиционируется как интеллектуальное чтиво об экзистенциальных поисках. Правда, редакции «Смены» показалось, что больше всего «Числа» похожи на любовный роман. А для рецензий на такие книги и без того достаточно журналов. Других. Равно как и для интервью с их авторами. В попытках понять, не ошибся ли переводчик с расстановкой главных акцентов, и что заставило ученого-физика решится на далекий от точной науки текст, я встретилась с Паоло во время его московского визита.

Итальянский писатель оказался гораздо более открытым, чем могло показаться тому, кто читал его роман (герой «Чисел» - интровертированный молодой ученый с трудным детством и богатым внутренним миром). «Это выдуманная история! – тут же отрекается от героя Паоло. – В романе крайне мало эпизодов, которые относятся ко мне, моей жизни. Есть, конечно, какие-то черты меня самого, но я наделил ими разных героев книги».

Паоло утверждает, что не личные проблемы и рефлексия подтолкнули его к тому, чтобы написать «Числа», а желание сделать что-то более креативное, чем изыскания в физике; заняться чем-то новым, но в гуманитарной области. «Я не стремился к популярности, - уверяет он, - но, безусловно, был приятно удивлен, что многим понравилась моя книга. У каждого из нас есть что-то такое, тревожное, внутри. Но мы не всегда отдаем себе отчет - что именно. Сложно разобраться».

Писатель полагает, что популярным роман стал потому, что говорит о скрытых, секретных переживаниях человека, его внутренней боли. Но Паоло не собирался читать морали или проводить уроки. И не планировал рассказывать о любви. «Я хотел поговорить о том, что такое быть особенными, отличными от других. О той отстраненности и дистанцированности, которую может создать человек. О людях, которые по каким-то причинам закрылись от внешнего мира, - объясняет Паоло. - Но если все считают, что мой роман о любви, я доволен. Потому что любовь действительно заставляет людей менять свою жизнь». Я спрашиваю, не планирует ли он изменить свою. Паоло смеется и говорит, что она уже изменилась: книга настолько перевернула ритм его жизни и расписание, что ему сложно вспомнить, каким было обычное бытие.

Паоло собирается написать еще один роман, но о чем он будет – пока не знает. «Замысел есть, но он расплывчат. И, знаете ли, это очень странно - рассказывать какие-то детали о еще не написанном романе! – возмущается он. - Это внутренняя лаборатория. Между мной и тем, что внутри меня созревает, слишком интимные отношения. Их суть нельзя кому-то рассказывать». А вот о разрыве с физикой молодой писатель говорит смело: «На защите диссертации, думаю, все закончится. И пока никаких планов, связанных с деятельностью в этой сфере, у меня нет». Он считает, что между физикой и литературой слишком мало общего. Правда, и то, и другое, по мнению Паоло – инструмент исследования окружающего мира. «Только один инструмент очень точный, а другой - нет. Пожалуй, я выберу неточный – интереснее, когда остается пространство для фантазии».

Паоло Джордано

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте «русском Фаусте» Якове Брюсе, об одном из самых интересных фаворитов Екатерины II Александре Ланском, о судьбе и творчестве знаменитых Ильфа И Петрова, о талантливейшем российском актере Михаиле Ефремове, о французской королеве Анне Ярославне, окончание детектива Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Всех живущих прижизненный друг

15 января - 125 лет со дня рождения Осипа Мандельштама

Теодор Жерико

Картина «Плот «Медузы»

в этом номере

Плач на огненном коне

Эта картина - одно из самых известных полотен Третьяковской галереи. А ведь в России ее не видели почти сорок лет – с 1914 по 1950 год!

Елка

Публикация Рафаэля Соколовского