Комсомол - моя судьба

Виктор Мишин|18 Июля 2018, 13:53| опубликовано в номере №1842, Апрель 2018
  • В закладки
  • Вставить в блог

К 100-летию ВЛКСМ

Виктор  Мишин

Первый секретарь ЦК ВЛКСМ,

Председатель правления КБ «Крокус-банк»

 

 

 

… Мне – председателю совета одного   из лучших  пионерских отрядов, совет дружины  московской школы № 4  отказал в рекомендациии для вступления в комсомол. Этот отказ был для меня как гром среди ясного неба. Позже мне, конечно, рекомендацию дали, но урок этот хорошо запомнился на всю жизнь. Может, поэтому полученный комсомольский билет – первый документ в моей жизни с фотографией  – был для меня особенно дорог. Кстати сказать, его номер – 24225330 – до сих пор  помню.

Отказ ожидал меня и при получении рекомендации для вступления кандидатом в члены КПСС. Это произошло на заседании комитета комсомола МИСИ им. В. В. Куйбышева. Я был членом комитета комсомола, возглавлял студенческий профком, а это - почти пятитысячный коллектив. Рекомендации мне дали участник Великой Отечественной войны, декан факультета Юрий Сергеевич Буров и мой товарищ по учебе, прошедший армейскую школу, Владимир Колесник.

 Чуть позже коллеги по комитету комсомола все-таки дали рекомендацию,  и я был принят в кандидаты, а через год стал членом партии. Спустя некоторое время меня избрали меня секретарем комитета комсомола института.

Поэтому можно сказать, что мое продвижение по ступеням комсомольской карьеры (как теперь принято говорить) проходило непросто. Замечу только, что в то время слово «карьера» носило ругательный оттенок, и я к продвижению этому не прилагал никаких усилий. Более того, свои планы на будущее я связывал скорее с научно-исследовательской работой.

После защиты дипломного  проекта меня рекомендовали в аспирантуру при кафедре вяжущих веществ и бетонов, которой руководил замечательный ученый, лауреат Ленинской премии Александр Васильевич Волженский.

Я был зачислен старшим инженером-исследователем в научно-исследовательский сектор института на эту же кафедру.

Но, как говорится, человек предполагает, а райком партии рекомендует. В начале 1968-го  меня вызвали к секретарю райкома партии В. А. Деревянкину,   и  тот без обиняков объявил, что меня намерены рекомендовать к избранию вторым секретарем Москворецкого райкома комсомола. Я попытался отказаться, но …

В Москворецком райкоме комсомола я не проработал и года. Стоит отметить, что коллектив там был дружный. Его возглавлял первый секретарь Юрий Возианов. Парень был и внешне красивым, и по-человечески обаятельным. Он здорово помог мне войти в ритм работы райкома. С ним всегда можно было посоветоваться. А еще нас очень сблизило общее увлечение: он тоже любил лошадей и занимался на Центральном московском ипподроме.

К сожалению, о Юрии приходится говорить в прошедшем времени. Он всегда производил впечатление мягкого человека. И только когда он боролся со смертельным недугом, мы все, его друзья, смогли убедиться в силе его духа, в том, каким стойким характером он обладал. Вечная ему память!

В конце 1968 года в Москве происходило районирование, изменение структуры управления города. Мне, в связи с этим, рекомендовали возглавить Советский райком комсомола. Специфика его состояла в том, что там практически отсутствовали крупные предприятия промышленности. Райкому нужно было приложить немало стараний, чтобы наша районная организация не затерялась среди других, с более мощными ресурсами и возможностями. И нам это удавалось. Не случайно первый секретарь далеко не самого крупного района был избран членом бюро МГК ВЛКСМ, а в октябре 1971 года - секретарем Московского горкома комсомола.

Время работы в составе секретариата МГК ВЛКСМ до сих пор считаю счастливейшим периодом в своей трудовой биографии. Возглавлял секретариат горкома Сергей Купреев, интереснейший, принципиальный, чуткий и отзывчивый человек. С ним можно было советоваться по любому вопросу, не рискуя быть неправильно понятым. Он сумел создать такую атмосферу в нашем небольшом коллективе, что и работать, и отдыхать всем хотелось вместе. Я каждый день летел на работу, как на праздник. Коллеги - Игорь Шахманов, Ирина Конюхова, Валерий Шадрин, Юрий Можаров - всегда готовы были помочь друг другу, подставить плечо, подстраховать товарища, искренне болели и переживали за каждое из многочисленных мероприятий, которые проводились едва ли не ежедневно. И всегда находили возможность внести свой конкретный, посильный вклад в их подготовку.

Именно поэтому я воспринял приглашение на работу в ЦК ВЛКСМ на должность заведующего отделом рабочей молодежи как личную трагедию,  и только уже позднее понял,  что лучшей школы, чем был тогда отдел рабочей молодежи ЦК ВЛКСМ, и не придумаешь. Так я проходил все этапы комсомольской закалки. Как же они помогли мне в моей последующей работе и помогают сегодня!

Когда меня избрали на эту должность,  у меня уже созрело понимание: комсомол работать по-старому не может и не должен.

Не пытаюсь идеализировать  эту уникальную молодежную организацию, а тем более, свою в ней работу. Нельзя забывать, что в середине 1980-х годов ВЛКСМ насчитывал в своих рядах более сорока миллионов человек. А это  – четверть населения нынешней России. Практически все взрослые граждане Советского Союза в свое время носили в нагрудном кармане комсомольский билет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этой теме

О самом близком и дорогом

К 100-летию ВЛКСМ

Неизгладимое

К 100-летию ВЛКСМ

в этой рубрике

Затмение–2009

Самое захватывающее явление, которое можно увидеть с поверхности Земли

Доктор – существо человекозависимое

Беседа с доктором медицинских наук Марьяной Анатольевной Лысенко