Георгий Гречко: «Ценю жизнь во всех ее проявлениях»

  • В закладки
  • Вставить в блог

Известный космонавт — о судьбе, поисках «тарелки» и чудесных спасениях

Он трижды побывал в космосе и поставил мировой рекорд пребывания человека в безвоздушном пространстве. Он искал следы инопланетных пришельцев в тунгусской тайге, в песках Синая, в пирамидах Мексики и Египта. Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Георгий Гречко всю жизнь пытается заглянуть за грань непознанного. Он верит в судьбу и считает, что по жизни его «что-то ведет»…

Чудесные спасения

— Я выжил и стал тем, кто есть, можно сказать, чудом. Во время войны мы с братом как-то пошли за водой. Толкали вместе тачку с бочкой. Тут начался артиллерийский обстрел, и неподалеку разорвался снаряд. Нас швырнуло на землю, меня прижало к бочке спиной. Гляжу, из-за моего плеча из бочки хлещет вода. И я с нервным смешком говорю брату: «Федь, смотри, взрывной волной из бочки затычку выбило». Он в ответ: «А ты глянь, какая затычка». Смотрю — а это осколок от снаряда вонзился в бочку в двух сантиметрах от моего плеча.

В то время нашими игрушками были ружья, пистолеты, снаряды, взрыватели, бикфордов шнур, которые мы добывали на взорванном складе. Каждую неделю там кому-то отрывало руки, выбивало глаза, кого-то убивало насмерть. Однажды снаряд разорвался прямо в руках у моего товарища. До него было метров шесть-семь. Я дернулся на взрыв и увидел, как мой приятель падает. Ну, и, конечно, во все стороны брызнули осколки. Я стоял ближе всех, но меня не коснулся ни один.

Помню самый страшный момент в своей жизни — в оккупации. Немцы, отступавшие из деревни, уничтожали всех без разбора. Окружали несколько домов, сгоняли всех в одну хату и поджигали. Кровавая вакханалия приближалась к нам. Мы схватили бабушку за руки, тащим, кричим: «Бежим!», а она упирается: «Здесь наша хата, огород, корова. Куда мы денемся? Кто нас будет кормить?». И мы остались ждать, когда к нам придут и сожгут заживо... Но немцы уехали — до нас не дошли.

В октябре 2000-го в районе Батумского аэропорта разбился «Ил-18» с семьями российских военных: врезался в гору. Перед этим самолетом летел наш, и мы сели. Каким образом — я, как летчик, не понимаю. Шли при нулевой видимости, вынырнули из облаков и тут же коснулись колесами взлетной полосы. Летевший за нами «Ил» этот невероятный маневр повторить не смог…

Какие выводы я сделал из своих жизненных «совпадений»? Каждый раз, когда моя судьба была «на грани», кто-то как бы посылал мне, как в известном анекдоте, лодку, плот, бревно. Сейчас я вижу в этом глубокий смысл. Если бы не испытал отчаяния, не оценил бы жизни, всего, что в ней есть хорошего.

Путь в небо

— После оккупации я вернулся в Ленинград. Для этого мне понадобилась справка из райкома — что не сотрудничал с оккупантами. Мне такую выдали, и я успешно закончил школу, сдал на «отлично» вступительные экзамены в институт. Но на ракетный факультет меня принимать почему-то не хотели. Вызвали к декану, там я увидел свою анкету. Графа, в которой значилось, что я был в оккупации, оказалась обведена красным карандашом. Экзаменационная комиссия разделилась поровну — половина «за», половина «против». Последнее слово было за деканом. Он сказал: «Вижу, парень не случайно рвется сюда. Голосую, чтобы принять»…

После окончания института я пошел работать в КБ Королева. Когда стали делать трехместные космические корабли, Королев сказал: «В экипаже должны быть командир, ученый и бортинженер. Кто хорошо себя показал в работе, пройдите медкомиссию на космонавта, станете бортинженерами...». Заявлений было двести, а в итоге осталось 13 человек, в числе которых я с удивлением обнаружил и себя.

К тому времени считал себя уже опытным асом: катался на мотоцикле, горных лыжах, нырял с аквалангом, летал на планерах и самолетах, прыгал с парашютом. И за свою самонадеянность здорово поплатился. Это было в 1967-м. Однажды в Звездном городке, на тренировке, не успел подготовиться к приземлению и ударился ногой о колышек, вбитый в землю. Результат — закрытый перелом… 22 дня пролежал в гипсе в госпитале Бурденко. Когда зашла речь о выписке, позвонил своему начальнику в КБ: «Хорошо бы опять в Звездный городок». А тот говорит: «Зачем тебе туда? Поедешь домой, и потом, как-нибудь, опять пройдешь отбор». Я подумал: все, конец! Жизнь сломалась по-настоящему.

Неожиданная помощь пришла в лице космонавта Комарова, навестившего меня в госпитале. Был он для меня тогда небожителем: офицер, «слетавший» космонавт, в орденах. Принес бальзам для сращивания костей, изготовленный из коньяка, яичной скорлупы и сока лимонов. А уходя, спросил: «Может, чем-то помочь?» И я, ни на что особенно не надеясь, ответил: «Хочу, чтобы меня отсюда повезли не домой, а в Звездный». Он кивнул: «Попробую». В день выписки за мной пришла машина, а в ней — наш хирург. Всю дорогу до Городка он твердил: «Ну, и кому в голову пришла такая бредовая идея — тебя, безногого инвалида, везти в Центр подготовки космонавтов?»

Нога срослась, и через год я уже снова прыгал с парашютом.

Поиски тарелки

— Когда-то я рассчитал траекторию космического аппарата, который потом сфотографировал Луну «со спины». Но инопланетян, как ожидалось, там не обнаружили. А я всегда искренне стремился найти следы визита к нам гостей из космоса, хотя в летающие тарелки не верил.

Повстречать на орбите «зеленых человечков» мне тоже не довелось. Правда, мы наблюдали из своего корабля светящиеся точки непонятного происхождения. Они двигались среди звезд и даже, вроде бы, совершали какие-то маневры. Что это было? Звездолеты пришельцев? Пылинки, отставшие от обшивки нашего корабля? Выброшенный бак с мусором МКС, который еще не сгорел в атмосфере? Последняя ступень от запущенной с Земли ракеты? Спутник, отслуживший свой срок и превратившийся в кусок металла? Проще всего сказать: это инопланетяне. Но, поди, докажи!

Первое реальное доказательство «посещения извне» я нашел не в космосе, а в Лондонской национальной галерее. Мне бросилась в глаза деталь на картине известного мастера Карло Кривелли «Благовещение» 1486 года. Я встал перед ней, как громом пораженный. В облаках над городом — «летающая тарелка» с иллюминаторами. Из нее вниз исходит луч. Если присмотреться, вместо окошек в НЛО — херувимы. Я задумался: а почему так? Да просто художник изобразил и истолковал то, чему был свидетелем, в меру своего средневекового разумения. Вернувшись в Москву, я приобрел в Храме Христа Спасителя икону «Благовещение». На ней тоже есть непонятный объект в виде «тарелки» — знакомые многоуровневые круги. И тот же луч, идущий с неба.

Я сам решил изучить следы контактов наших предков с внеземными цивилизациями. И увидел самый впечатляющий из них — надгробную плиту с «астронавтом» в Паленке. (Имеется в виду рисунок на гробнице в пирамиде майя. Человек, изображенный на крышке саркофага с мумией, слишком уж напоминает астронавта в космическом корабле — Авт.).

Мы в корабле лежим в такой же позе. Если бы легли иначе, то во время перегрузки у нас кровь приливала бы к голове или, наоборот, отливала от нее. Поэтому кресла установлены под неким определенным углом — чтобы во время полета кровь в сосудах распределялась равномерно. На рисунке майя угол — тот же самый! Переплетение труб и языки пламени внизу «ракеты» — будто чертеж двигателя.

В пирамиде Хеопса меня поразил еще один «след свыше» — так называемые вентиляционные шахты. Они направлены на Сириус и Орион. Я видел начала этих отверстий. Загадка в том, что, по сути, они ничего не вентилируют. Я привез оттуда память о сверхъестественном: «светящиеся шары» на фото. Мы с друзьями фотографировали друг друга и позже обменялись снимками. На кадре мы с женой — а рядом полупрозрачные шары, точно мыльные пузыри. Потом я увидел такие же «пузыри» и в альбомах моих спутников.

На Синае я проверил красивую сказку писателя Захария Ситчина о находке «огромного белого НЛО» на Синайском полуострове. Меня поразил кадр аэрофотосъемки: идеально ровный «блин» диаметром 26 метров с «башенкой» на вершине горы. Объект оказался естественным холмом необычной формы: несколько «дисков», каждый поменьше другого, «положенных» друг на друга. Концентрические круги на почве — результат выветривания слоистых скал. Белый цвет им придавал алебастр.

Еще я изучал Тунгусский метеорит. Увлекся этой тайной в школе: взял карту и стал вычислять, как попасть на место падения. Но тогда было не на что. Двадцать лет спустя деньги на экспедицию дал сам Сергей Королев. Но, хоть тогда почти ничего «такого» не обнаружили, я убежден, что над Тунгуской взорвалось нечто необычное.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

OlegTopoleff , 28.06.2011 17:31

Действительно, жизнь нужно ценить, каждую минуту, каждый миг!

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

All that jazz

Ирвинг Берлин, кровь и плоть американской культуры, родился в сибирской глуши

в этом номере

Загадочные «Послы»

Одно из лучших творений великого немецкого художника Ганса Гольбейна

Евгений Ковалевский: борец с белыми пятнами

Почему ученый РАН не может жить без экстремальных путешествий

Шарль Эксбрайя. «Наша Иможен»

Детектив. Перевод с французского - Мария Малькова