Чтение: Грановский, Нотомб, Барбери, Ловыгин

Надежда Панченко| опубликовано в номере №1744, Февраль 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Февраль 2010

Антон Грановский. «Гиблое место», «Эксмо», 2009

Огромный рекламный постер в метро – анонс книги, повествующий о работнике жёлтой прессы Глебе Орлове, который случайно попал во времена языческой Руси а-далее-произошло-с-ним-чудесное – вызывал большие опасения. Почти брезгливо открывая первый роман, я даже не рассчитывала на знакомство с хорошей книгой.

Оказалось, что «Гиблое место» – работа как минимум бодрая и мускулистая, исключающая воду и невразумительное словоблудие, написанная хорошим языком, человеком, не лишённым юмора и действительно незаурядной фантазии. Пока в серии вышло три книги – «Падшие боги, «Плащаница колдуна» и «Война демонов»: полчища разнообразных, добротно выписанных монстров и героев, большой поклон за сюжеты Стругацким и по-киношному стремительный экшн. Самая глубокая претензия к книгам Грановского – каждая из них заканчивается слишком быстро. Но в 2010 году должно выйти ещё три части проекта.

Амели Нотомб. «Токийская невеста», «Иностранка», 2010

Ей нужно на что-то жить в чужой стране, пока она не устроится на нормальную работу. Она даёт объявление: «Уроки французского. Недорого». И, конечно же, знакомится с Ним. Они долго встречаются, потом он решает на ней жениться. Её это пугает, о чём она умалчивает, а потом по-английски сбегает в родную Бельгию.

«Ni d’ve ni d’Adam», – называется эта книга Нотомб в оригинале. «Ни Ева, ни Адам» – так выглядит дословный перевод. «Ни сном, ни духом», – литературный. «Ни о любви, ни о Японии», – это лично моя версия. Роман причисляют к «тонким и глубоким», приписывают ему «парадоксальный взгляд на японскую душу». Возможно, виной трудности перевода, но мне взгляд Нотомб показался традиционно европейским, глубина романа – незначительной, финал – предсказуемым, а возникающие у героев проблемы – слишком будничными и очевидными. Может быть, я просто недостаточно влюблена в Японию?

Мюрриель Барбери. «Элегантность ёжика», «Иностранка», 2010

главная героиня этого романа Японию очень любила. Равно как и произведения Льва Толстого. И феноменологию Гуссерля. И неукоснительное соблюдение орфоэпических правил. Все эти свои пристрастия, совершенно не подходящие полуграмотной консьержке приличного парижского дома, тщательно скрывала. До тех пор, пока среди напыщенных и бедных духом буржуа не появились умная не по возрасту девочка-подросток и богатый интеллектуал-японец. В её 54 года, с её внешностью неполированного комода... Перед консьержкой Рене замаячило счастье. «Ёжик» претендует на социально-кастовый анализ, излишнюю философичность и сатиричность, но, даже если и какие-то вещи раздражают, ощущение оставляет чудесное. Если, подражая консьержке, вспомнить, что от чтения можно получать простое удовольствие, не охотясь за смыслами, эта книга оказывается изящной, изысканно простой и приятной.

Пётр Ловыгин. «Costaricasoul. Дневник», «Махаон», 2009

В выдуманной им стране после Позднего Апреля наступает шотландское лето с запахом сыра «Маасдам», вокруг церкви Покрова-на-Нерли гуляют жирафы, а главному герою приходится «трудоустроиться барином» и танцевать в ночных клубах «казахские танцы в красной рубахе».

Улыбка – это то, что случается с читателем дневника lovigin.livejournal.com. Именно на его основе была написана книга. В печатном виде, снабжённый чудесными фотографиями и пр., дневник вызывает ещё более сильные эмоции. Не то, чтобы незнакомые – сразу вспоминается Евгений Гришковец. Собственно, неслучайно – Пётр иллюстрировал альбом Гришковца «Одновременно», а также работал над клипами Гришковца и группы «Бигуди». Сам Пётр больше всего известен, как даровитый молодой фотограф, у него уже были выставки в Москве и Париже. Теперь – тиражом в 4000 экз. – ещё и практически карманный вариант экспозиции, отпечатанный «Махаоном».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте  о легендарном краснодарском враче Григории Артемовиче Пенжоняне, о тайнах и загадках «усадьбы-призрака», беседу с балериной Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталией Клейменовой, о жизни писателя, поэта, философа, критика Бориса Николаевича Бугаева, известного под именем Андрей Белый и о многом другом.  



Виджет Архива Смены

в этом номере

Вино 2009

Оценки и прогнозы

Готовность «к сдаче»

О чём может рассказать ЕГЭ по русскому языку

«Но она вернётся, поздно или рано, АБВГДейка»

Почему ТВ и радио увлекла «игра в учёбу»