Сергей Левицкий. «Уши в формалине»

05 Апреля 2010, 13:03| опубликовано в номере №1746, Апрель 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Юмористический рассказ

– А уши ваши забрала милиция!

Домработница, открывшая дверь Станиславу Никифоровичу, была явно возбуждена и чувствовала себя в центре событий.

– Какая еще милиция? – возмутился профессор.

– Так известно, какая: участковый пришел с двумя понятыми. Где, говорит, храните уши? Сами выдадите или искать будем?

Я им, конечно, ответила, мол, перестройка перестройкой, а до того, чтобы уши есть, еще не дошло. Потроха разные – это, бывает, готовлю, хорошего мяса-то сейчас не укупишь. «Ну, ладно, – сказал участковый. – Сам найду…» И прямиком в шифоньер, как заранее знал! Зря вы, Станислав Никифорович, гостям про эти уши рассказывали…. А потом меня заставили подписаться вместе с понятыми за две пятилитровые банки с ушами.

– Участковый, говорите? – нахмурился профессор. – Фамилию свою сказал?

– Назвал какую-то невнятную: то ли Обухов, то ли Топоров.

Яростно нахлобучив шапку, профессор направился в отделение.

– Это хорошо, Станислав Никифорович, что вы пришли сами, а то я уж собрался повестку писать. А так можно оформить как добровольное признание. Не каждый, знаете ли, хранит дома в пятилитровых банках уши! – рассудил капитан милиции Торбухов.

– Уши эти, товарищ Торбухов…

– Гражданин Торбухов.

– Хорошо, гражданин Торбухов. Уши эти имеют легальное происхождение и спасены мною от уничтожения!

– Любые части человеческого тела от рождения имеют легальное происхождение, а здесь речь идет об отрезанных ушах. Повторяю, отрезанных! Отрезают уши… Даже не представляю. По нашим подсчетам, в обеих банках примерно 350 ушей!

– Да, почти так – 368. Но это – научное достояние. Заявляю вам как доктор медицинских наук!

– А мы, Станислав Никифорович, сейчас ищем маньяка, который отрезает своим жертвам уши! – отбрил профессора капитан. – А потому должны иметь ясное представление о происхождении ваших, извиняюсь, мясных консервов домашнего приготовления!

– С маньяками, гражданин следователь, вы где-то правы. Уши издревле привлекают к себе особое внимание человечества. Еще в XVII веке в России предписывалось отрезать уши курильщикам, четырежды уличенным в хранении табака. Много позже американские десантники для устрашения вьетнамцев носили на себе ожерелья из отрезанных ушей. А в Ираке и сегодня насчитывается не менее 1600 человек, по закону наказанных отсечением правого уха за политические преступления, дезертирство или публичные неуважительные высказывания о власти! Кроме того…

– Все это, может быть, и интересно, но только историкам, – отмахнулся капитан. – А мне нужно знать, что за уши вы хранили у себя в квартире.

Профессор поправил на носу перекосившиеся очки.

– Видите ли, как доктора медицинских наук меня давно заинтересовала связь между формой уха и психофизиологическими особенностями личности. Попросту говоря, по размеру и форме ушной раковины можно определить характер и даже интеллект человека. Как только я вошел к вам в кабинет, сразу обратил внимание на ваши уши.

– И что же вы там увидели? – насторожился Торбухов. – Может, повышение по службе, улучшение жилищных условий или дату моей смерти?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены

в этом номере

Жан Этьен Лиотар

Картина «Прекрасная шоколадница»

Город кластеров

Какие здания Москвы могут принести пользу городским жителям

Переплетение обстоятельств

В 29 лет я поняла, что у меня нет профессии. И решила стать реставратором книг