Владимир Бочаров. «Винт»

Владимир Бочаров| опубликовано в номере №1736, июнь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Если так, забирай свой выигрыш. – Костя выгреб из кармана выигранное добро. Правда, один портсигар и часы оставил себе – для игры с уполномоченным.

– Это все мне? – не веря своим глазам, прошептал столяр.

– Тебе, тебе. Только ты еще раз помоги. Скоро сюда придет главврач и приведет с собой раненого. Их тоже постарайся вывезти.

– Мы насчет главврача и второго раненого не договаривались. Ну, да ладно, семь бед – один ответ, потом прибавишь. Знаешь, а ведь Кожухов приказал срочно сколотить еще четыре гроба. Вот я и думаю, что за спешка, и для кого?

– А чего здесь думать? Гробы эти – для меня, тебя, завхоза и главврача, – криво усмехнулся Костя, направляясь к двери.

Вернувшись в госпиталь, он увидел, что зал почти опустел – раненые потихоньку расползлись по своим койкам.

– Фельдшер, ты где болтаешься? – со злостью в голосе обратился к нему уполномоченный. – Мы же договаривались.

– У раненых был, – спокойно ответил Костя.

– Давай играть, я на кон ставлю вот это. – Кожухов бросил на стол десяток монет.

Костя не спеша выложил портсигар и часы, умышленно затягивая время. Завхоз услужливо подготовил пирамиду, и раненые вновь начали стекаться к столу, даже часовой спустился вниз «поболеть».

Игра началась. Разбить пирамиду выпало Косте, но удар получился неудачным. В свою очередь, Кожухов ударил кием в нижнюю точку, выполнив «оттяжку», и зал одобрительно ухнул, оценив этот удар по достоинству…

Тем временем, за окном уже спустились сумерки. Тощая лошаденка понуро везла старую телегу с раненым офицером и главврачом. Понукая ее, Егор Тимофеевич озирался по сторонам, удаляясь все дальше и дальше от госпиталя и с каждой минутой приближаясь к фронту…

А в бильярдном зале на старом зеленом сукне разыгрывалось нешуточное сражение между достойными друг друга противниками. Костя внимательно посмотрел на правую лузу, оценивая расстояние, затем сделал шаг влево, изящно изогнулся и ударил по правому шару. Шар завертелся волчком и ушел прямо в лузу. Но фортуна в этот вечер была все-таки не на Костиной стороне – фиксанув второй удар, он чуть не вскрикнул от досады, считая, что виной всему старенький разбитый кий.

Кожухову достался трудный прямой шар, удар пришлось наносить через весь стол, и этот «прямой» требовал большой точности. Уполномоченный сыграл достойно. Затем, выдержав паузу, как настоящий профессионал, опустил кий, приставил его к столу и, вытащив из кармана коробку папирос, важно закурил, исподлобья поглядывая на красноармейцев.

Через несколько минут игра возобновилась. Кожухов явно нервничал, теперь проигрывая по ходу партии, а Константин, наоборот, сумел собраться и не обращал внимания на ошибки и срезки. Внимательно взглянув на стол, он приметил нужный шар, прицелился и сильно ударил по нему. Шар быстро покатился, столкнулся на ходу с другим, и тот лихо отправился прямо в лузу.

– Партия, товарищ Кожухов, – с облегчением проговорил Костя, аккуратно кладя кий на стол.

Кожухов в ответ лишь злобно ухмыльнулся.

– Рано радуешься, Винт. Наконец-то, я вспомнил, где тебя видел. Это было в 1914 году в Орле, где ты со своим приятелем Сережкой Салуновым обыгрывали всех подряд. – Вытащив из кобуры наган, он приказал красноармейцу, стоящему у колонны: – Эй, часовой, мигом приведи сюда главврача и столяра!

Красноармеец ретиво побежал выполнять приказ.

– А ты что улыбаешься, контра, встань рядом с фельдшером! – размахивая наганом, закричал уполномоченный, поворачиваясь к завхозу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте  о жизни и творчестве  писателя Мамина-Сибиряка,  о широко популярном явлении с Москве прошлых лет – «ярмарке невест»,  о простой русской девушке, вышедшей замуж за принца Сиама,  о союзе, который называли «браком века» Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона, о героической судьбе легендарной советской летчицы Валентины Гризодубовой, о возможном прототипе Робинзона Крузо,  кончание детектива Анны и Сергея Литвиновых «Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Петр Балакшин. «Васко да Гама»

Рассказ. Публикация Станислав Никоненко

Джереми Йорк. «Лики смерти»

Рассказ. Перевод с английского Марины Жалинской

в этом номере

Борец с Диснейлендом

Сергей Соловьев

Определен в поэты

Владимир Маяковский