Я проснулась

6 Мая 2019, 15:49
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мистическая повесть Дарьи Булатниковой

Мягкой лапкой по стеклу, размазать влажные потеки, нарисовать смешную мордочку и стереть. Я была ребенком, всего лишь ребенком. А детей нельзя заставлять страдать. Слышите?! Даже таких, как я.Но мне дали ещё одну жизнь - за гранью той, которую отняли. И я пытаюсь понять, зачем. Ответ пока один - заставить других пережить мою боль и ужас. И неважно, кого заставить - пусть ответят те, кто тут сейчас.Огромный алюминиевый глаз Луны тонет в наползающих облаках, меркнет и пропадает.Знаете, на что похожа смерть? Нет, не на падающую тьму и забвение. Смерть похожа на долгий удар током, на страшный озноб. И после этого озноба очень трудно проснуться. Но я - проснулась.

Второй день

Утром новое место работы поразило Дину ещё сильнее, чем вчера. Первое, что она увидела в холле, была крышка гроба. Охранник выглядел не столько мрачным, сколько встрепанным и потерянным.

- Привет! - Девушка кивнула на прислоненный к стене зловещий предмет: - Кто-то умер?

- А? - Парень был явно не в своей тарелке. - Вы разве не знаете? Хотя откуда… Козловского сегодня хоронят. - И, подумав, добавил: - Нет, уволюсь я, к чертовой матери, сил уже нет на все это смотреть! Хоть бы в церкви все это устраивали, или в крематории… А то прямо отсюда носят, блин. Царствие им небесное...

- Как носят? – уставилась на несчастного секьюрити Дина. - Этот… Козловский, он что, не первый умер?

- Пятый. За две недели. Нет, за шестнадцать дней. Первым завхоз был, Фалалеев. Или Наталья? Да, кажется, она на день раньше Фалалеева. Потом подряд две бухгалтерши, я уже и фамилий не помню. За ними преставился менеджер по рекламе, Шевченко Вадик. Вчера хоронили. Хороший парень был, давал мне книжки почитать и вообще. Родители увезли гроб хоронить в Тулу, поэтому кладбища и поминок, слава богу, не было, только панихида… Нет, уволюсь я, не могу больше! - Охранник нервно почесал шею и взглянул на Дину так, словно она могла ответить на вопрос, что за мор напал на сотрудников «Альтаира».

- Интересно получается, - растерялась Дина. - Их что, убили? У вас маньяк завелся?

- Да нет, все умерли от естественных причин. Один - от инфаркта, двое - от саркомы, Козловского удар хватил. Инсульт. Три дня в коме пробыл. А бухгалтерша одна - от тромба в сердце. Операцию недавно ей делали, вот тромб и образовался. Я раньше в мединституте учился, со второго курса ушел, так что понимаю, что никакая это не эпидемия и не убийства. Но страшно - просто до дрожи. Никогда так не боялся.

- Тебя  как зовут? - сочувственно спросила Дина.

- Роман я. Извини, совсем голову потерял. И знаешь, я бы тебе не советовал сюда устраиваться. Черт его знает, что тут творится. Я уже и с дозиметром по зданию прошелся, и знакомых парней из СЭС уговорил наведаться, радон или пары ртути какие-нибудь поискать. Говорят - чисто. А мы тут все только и смотрим друг на друга: кто следующий. Пятеро уже уволилось.

- А сколько всего человек тут работает?

- Сорок восемь… было. Осталось тридцать восемь, - мгновенно ответил Роман. Ты - тридцать девятая.

- М-да... — Дина почувствовала, что ей становится очень неуютно в этом славном особнячке. - А гендиректор что говорит?

- Уехал, - почему-то шепотом сообщил охранник. - Взял отпуск и укатил. Перед тем, как Вадик… То есть, дней пять назад. А заместитель его Селиванов упорно делает вид, что ничего не происходит. Дескать, стечение обстоятельств. Правда, Ираида сказала, что он велел Ивану Сергеевичу, чтобы больше никаких гробов в офисе. После Козловского. Ну, хоть так…

- Значит, пятеро умерли. А ещё пятеро сбежали...

- Уволились, - кивнул Роман. - И я их понимаю. Условия тут, конечно, хорошие, платят нормально. Но жизнь дороже. Мы тут сутками посменно дежурим, так ночью даже у меня мурашки по коже.

Дина в задумчивости отправилась в комнату, которую теперь ей предстояло именовать своей. Проходя мимо приоткрытой двустворчатой двери, она с любопытством заглянула в неё. И тут же пожалела об этом - на большом столе, завешенном черным шелком, стоял открытый гроб. Плавно и неслышно передвигающаяся девушка расставляла рядом с ним вазы для цветов, а у стены потерянно топталась заплаканная женщина и двое мужчин. Одним из них был уже знакомый Дине Иван Сергеевич.



 Журнальный вариант читайте в "Смене" № 5, 2019

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте  о судьбе старшего сына Сталина Якова, о жизни и творчестве Даниила Хармса, о выдающемся  русском ученом Владимире Петровиче Демихове, об особняке в Ховрино, чрезвычайно похожем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло, беседу  с солисткой музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Дарьей Тереховой, новый детектив Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Сергей Заяицкий. «Человек без площади»

Рассказ. Публикация - Станислав Никоненко