Орден имени Вадима Степанцова

Анна Шеркунова| опубликовано в номере №1731, Январь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Куртуазные маньеристы празднуют юбилей

Фото - Сергей Семен

Накануне выхода этого номера журнала, 22 декабря, в музее Маяковского собирались выступать члены Ордена куртуазных маньеристов – по случаю 20-летия Ордена. Среди них – Константин Григорьев, Андрей Добрынин, Александр Скиба и Виктор Пеленягрэ. Последние двое в Ордене уже не состоят, но юбилей праздновать собирались.

А еще 20 лет назад членом литературного сообщества являлся Дмитрий Быков. Одним из главных идеологов был Вадим Степанцов. Будучи выпускниками Литинститута имени Горького, ребята, после дружеской посиделки в ресторане Всероссийского театрального общества, решили организовать Орден куртуазных маньеристов.

За 20 лет общество выпустило 16 поэтических сборников и провело бесчисленное количество поэтических вечеров, воспевая прекрасное вместе с его исподним.

В последние лет пять пыл членов Ордена заметно угас. Кажется, что «юность умчала веселья юных дней», но «отымать у старости» маньеристам больше нечего…

И только Вадим Степанцов продолжает подкреплять силу бренда «Бахыт-компота» силой Ордена. Параллельно с мероприятием в музее Маяковского он проводит отдельный литературный вечер в ЦДЖ. «Орден куртуазных маньеристов представляет: Вадим Степанцов. 20 лет творческой деятельности. Спецгости: Александр Вулых, Orlusha (тот, что написал стихотворение про надувную Ксению Собчак) и Роман Трахтенберг», – так анонсируется это действо.

«Смена» так запуталась во всей этой куртуазности, что вынуждена была спросить Вадима – кто же на самом деле входит в Орден, кто не входит, и чем общество занимается сейчас.

Господин Степанцов рассказал нам, что двадцать лет назад «Орден куртуазных маньеристов» собрал круг единомышленников: сообщество пишущих людей, которых объединяли общие эстетические взгляды, общие устремления, общий вектор в XVIII век, в галантную эпоху.

Вообще-то, куртуазную литературу относят к эпохе Средневековья и связывают с героическим эпосом («Песнь о Роланде», «Тристан и Изольда», «Песнь о Нибелунгах» и т.д.), в центре которого – благородный рыцарь, готовый всегда постоять за честь и достоинство своей семьи, Родины и возлюбленной. Куртуазная литература описывала убранства дворцов, торжественные пиры, охоту, рыцарские турниры, но, в основном, была посвящена любовной лирике.

Современный куртуазный маньеризм сформировался как поэтическое течение в любовной поэзии, существенное отличие которого от всех других заключается в сочетании изысканности с циничным юмором.

«Изначально, сами того не осознавая, причисляя себя к куртуазным маньеристам, мы развенчивали миф о куртуазных временах и галантном веке. Дело в том, что в массах ту эпоху принято идеализировать. Однако и во времена Людовика Солнце существовала литература, описывающая всякие низменности. Вот и мы не стараемся все максимально приукрасить», – объясняет Вадим.

Он рассказывает, что куртуазные маньеристы создавали свой мир, стараясь отделиться от «всех этих «Детей Арбата» и прочих Солженицыных. Какое-то время мы продержались, но потом, как ни странно для всех нас, жизнь, сюжеты, герои времени стали вторгаться в наши произведения. Все больше и больше случалось обращаться к современности».

Несколько лет назад Орден и вовсе раскололся. Вадим Степанцов говорит, что Константин Григорьев и Андрей Добрынин стали включать в свои произведения призывы к бунту, выражать в стихах свои «наивные коммунистические чаяния». «В итоге, я и Александр Вулых стали называться «Орденом куртуазных маньеристов», а Константин Григорьев и Андрей Добрынин – «Обществом куртуазных маньеристов»», – резюмирует Вадим.

Широкому или узкому кругу любителей литературы от этого, собственно, ни жарко, ни холодно: с 2003 года куртуазники так и не выпустили ни одного поэтического сборника, а литвечера любого ответвления маньеристов случаются слишком редко.

Вадим Степанцов убежден, что времена полных залов на чтениях прошли: «Феномен 60-х был не столько поэтическим, сколько социальным. Евтушенко и компания рифмами говорили людям о жизни больше, чем газеты, поэтому на них шли. Как только газеты стали веселее и злее, все быстро закончилось. Мы пытались повторить подвиги шестидесятников. Одно время собирали с аншлагами Политехнический музей. Но, сами понимаете, собрать Политехнический и собрать Лужники – это разные вещи. Всему нужно уделять время, а любому талантливому явлению нужен талантливый административный подход…»

«Смена» подозревает, что и большое желание писать и делиться своими произведениями с читателями Ордену не помешало бы тоже. А также – новая кровь. «Конечно, есть талантливо пишущие ребята, но их единицы. И сколачивать из них «Орден-2» или какое-то другое сообщество, наверное, не стоит», – поясняет Вадим Степанцов. У него лично есть группа «Бахыт-компот», с которой он периодически гастролирует. И этого ему вполне достаточно.

Жалко, что этого, похоже, вполне достаточно и любителям современной поэзии – иначе и Орден бы засиял былой славой, и еще с десяток ярких сообществ вспыхнуло бы на литературном небосклоне.

Из манифеста «Ордена куртуазных маньеристов»:

Давайте пить и веселиться,

Давайте жизнию играть,

Пусть чернь слепая суетится,

Не нам безумной подражать.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Образ парижанки

25 февраля 1841 года родился Пьер Огюст Ренуар

Особенности с-mash-ивания

Откуда взялись Карлсон-гей и Каренина-андроид?

в этом номере

Мидорикава Цуеши. Манга по-русски

Художница из Челябинска стала автором комиксов мирового класса

Linoleum–2008: люди из радуги

Российский фестиваль показал азиатскую анимацию в полном объеме

Паоло Веронезе

Картина «Пир в доме Левия»