За роскошным забором

Наталья Родионова| опубликовано в номере №1474, октябрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

С начальником Главного управления Всесоюзного пионерского лагеря «Артек» Виталием Шевченко беседует наш корреспондент Наталья Родионова.

...«Артек» начинается с забора. Каменного, громадного, ценою почти в полтора миллиона рублей.

...«Артек» — страна костров и песен, вечного мажора, где радуются, поют и танцуют все без исключения.

И вдруг «Я — против!» — первый крик из бастиона единодушия раздался год назад. Телевидение сообщило: на IX Всесоюзном пионерском слете произошло непредвиденное — ребята отказались принять подготовленную резолюцию.

— Что же случилось тогда, Виталий Николаевич?

— Мы, взрослые, оказались не готовы к той перемене, что произошла с ребятами. Привыкли, если диктуем «за», значит, все — «за», если «против» — тоже единогласно.

...Днем, как и предполагалось, резолюцию слета обсудили в отрядах. Пионеры с чем-то согласились, с чем-то нет. Это были, может быть, не очень значительные, но все-таки их собственные соображения. А вечером по привычке формально резолюцию зачитали в первоначальном варианте. Только вот формально принять не вышло...

— Два года назад вы стали первым начальником «Артека», выбранным коллективом, победив почти три тысячи претендентов...

— Не совсем точно. Столько было желающих, а после отбора анкет в ЦК ВЛКСМ и ЦС ВПО, по инициативе которых был проведен конкурс, в «Артек» приехали 19 человек. Они и приняли участие в организационно-деятельностной игре, предшествовавшей выборам.

Неделю шла игра — напряженнейшая мозговая атака. В ней было задействовано несколько экспериментальных групп, люди и из «Артека», и со стороны — педагоги, медики, психологи, социологи... Потом нас осталось трое, и началась настоящая предвыборная кампания: каждый со своей программой «пошел в народ». Начались выборы.

— Какова же была ваша программа?

— В первую очередь хотел решить социально-бытовые проблемы — жилье, снабжение, реконструкцию комплекса «Артека». С этими вопросами я неоднократно сталкивался на прежней работе и считал, что в силах их решить. Сюда пришел с должности заместителя председателя горисполкома в Навои. А до того семь лет работал мастером, начальником цеха, потом в горкоме и обкоме партии, позже окончил Академию общественных наук при ЦК КПСС...

— Простите, а можно откровенно: зачем вам «Артек»?

— Не понаслышке знал о коррупции и упадке социальной системы в Узбекистане. И, честно говоря, уже не видел той реальной прослойки, которая смогла бы защитить социализм. А «Артек» — шанс. Я мечтал о демократической пионерской республике, чтобы дети перестали быть игрушкой в руках взрослых организаций. Ну, а идеология пионерской работы... Мне казалось, здесь все в порядке, все давно отработано.

— А с чем пришлось столкнуться?

Однако прервем разговор. Совершим небольшую экскурсию по «Артеку» и сразу удивимся... облупившейся штукатурке, отсутствию простейших фонтанчиков для воды, разбитым балюстрадам, малочисленности спортивных площадок, практически не оборудованным пляжам и... размаху монументального зодчества.

Громадный мемориал — Ленинская линейка — огромной тенью нависает над «Артеком». Это классический перевертыш всем нам памятных недавних лет — удобно, празднично тем, кто на трибуне, гостеприимно распахнулась гигантская диорама моря и гор, и... рукоплещущий народ. Только вот народу и трибун-то не разглядеть... Именно здесь проходил IX слет, с тех пор линейка пустует. Редкий пионер забежит сюда, пораженный размерами сооружения. Если бы он знал и цену — 3 миллиона 257 тысяч рублей! Столько же стоят путевки всех 27 тысяч детей, побывавших в «Артеке» за год!

А вот мрачная скульптурная группа с земным шаром в центре и силуэтами корпусов «Артека» на нем — памятник артековскому «опупизму», как насмешливо величают его здесь. Стоимость «опупизма» — 185 тысяч рублей. Эта «забота о детях» оценена Государственной премией СССР.

— Сегодня «Артек» — это архитектурно-экологический хаос. Застройка велась чаще всего без учета живой среды Крымского побережья, а главное — без должного учета условий жизни детей в пионерском лагере. Например, во время учебного года «Артек» принимает почти 2 тысячи пионеров, а школа, оборудованная в приспособленном помещении, рассчитана всего на 800 человек, зал Дворца пионеров — на 300.

У нас нет ни одного помещения, где мы могли бы собраться всем педагогическим коллективом. Более половины кружков работает в полуподвальных помещениях. Не хватает спортивных площадок, библиотек. У лагеря «Алмазный» нет стадиона. На весь «Артек» всего один бассейн.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этом номере

До и после кулинарного техникума

Окончание. Начало в № 19.

Наша история

К 70-летию ВЛКСМ