Яцек Йоахим. «Тихий субботний вечер»

Яцек Йоахим| опубликовано в номере №1744, Февраль 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Идём, идём, – бормотал Вонский. – Прости за беспокойство. Спокойной ночи, Тодзик, спокойной ночи.

Он еще раз проверил Ханкину дверь и, наконец, скрылся у себя в комнате.

Снова поднялся ветер. С каждой минутой он набирал силы, с шумом раскачивая кроны деревьев и постепенно переходя в бурю. Где-то дребезжали оконные стекла, издалека уже доносилось глухое рокотание грома.

– Так стоять не имеет смысла, – сказала Ханка.

– Да, так стоять мы не можем. Мне надо сойти вниз. Я условился с Клеменсом.

– Увидишься с ним завтра.

Я заколебался.

– Бежим! Спрячемся! – шепнула Ханка. – Погоди, где мой ключ? Ага, вот он.

Ключ повернулся в замке – раз, другой…

– Никак не могу отпереть! – крикнула Ханка прямо мне в ухо. Ветер заглушал её слова. – Вот чёрт, ещё кто-нибудь услышит…

– Дай сюда, – сказал я. – Сейчас открою.

Я открыл дверь и отдал Ханке ключ. Затем вернулся к себе, на ощупь прошёл через комнату и нажал на ручку. Дверь не открылась. Она была заперта на ключ. А ведь я её не запирал.

Пришлось зажечь свет. Ключ, как мне помнится, валялся где-то в комнате. Я заглянул в комод и на шкаф. Пусто. Погасил свет и вышел на балкон.

В комнате Ханки было светло, я различил её тень на шторе. Следующая дверь ведёт в холл второго этажа, там я и пройду… Заперто.

Я перегнулся через перила балкона. В кабинете Клеменса горел свет, в комнате рядом тоже. Нет, так не получится, чересчур высоко. Выйти через комнату Ханки? Нет, если к ней зайду, то уже не выберусь…

Я вернулся к себе, вынул из кармана связку ключей. Наконец замок сухо щёлкнул. Видимо, кто-то запер дверь по ошибке. Я на цыпочках вышел в коридор и щёлкнул выключателем. Комната Клеменса находилась чуть дальше. Я постучался… Тихо. Легонько нажал на ручку – дверь приоткрылась.

Я остановился на пороге и осмотрелся. В первое мгновение мне показалось, что комната пуста. На большом, загроможденном бумагами письменном столе горела лампа. Стены, заставленные высокими стеллажами, утопали в тени. Я опустил глаза к полу – и одним прыжком очутился у стола.

Клеменс лежал на полу, широко раскинув руки. На его белой рубашке вокруг сердца расплывалось тёмное пятно.

Глава III

Я встал на колени, расстегнул Клеменсу рубашку, затем снова поднялся. Ему уже ничем не поможешь. Выстрел был сделан с очень близкого расстояния, буквально с двух шагов…

Я взглянул на часы – четверть двенадцатого. Мы условились встретиться как раз в это время. Он умер совсем недавно, минуты три-четыре назад. Убийца не мог уйти далеко. Он был где-то рядом. Я вытащил пистолет, снял его с предохранителя и вышел из комнаты. Проверив все двери в коридоре, которые оказались запертыми, я поспешил в холл и включил свет. Ни души, дверь на веранду на засове, окна целы. Видимо, Клеменс всё закрыл перед наступлением грозы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Лоренс Блок. «Невиновность гарантируется»

Рассказ. Перевод с английского Виктора Вебера

Эдвард Хох. «Великий американский роман»

Рассказ. Перевод с английского Виктора Вебера

в этом номере

Лопасти искусства

Есть ли будущее у новых форм русского языка

Строители речи

Самые влиятельные люди в истории русского языка