Яцек Йоахим. «Тихий субботний вечер»

Яцек Йоахим| опубликовано в номере №1744, Февраль 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Детектив

Перевод с польского Бориса Косенкова

Глава I

У дома Клеменса я затормозил, находясь в некоторой растерянности. Эта первая поездка на только что купленной микролитражке попортила мне немало крови. Но стоило мне выйти из новёхонького автомобильчика и взглянуть на него со стороны, как хорошее настроение тут же вернулось. Как-никак, а доехал…

Клеменс жил в двадцати километрах от Варшавы на большой красивой вилле, окружённой раскидистым садом. Нет, купить он её, разумеется, не мог. Он всего лишь директорствовал в небольшом музее и был известен узкому кругу специалистов благодаря нескольким солидным работам в области истории искусства. Эту виллу завещал ему родной дядюшка, и здесь, в завещанном доме, Клеменс мог вести вполне приличную, хотя и не роскошную жизнь.

Бережно, как всякий новичок, я запер машину на ключ и двинулся вдоль виллы по узкой, старательно подметённой дорожке. Из глубины сада раздавались возбуждённые голоса и удары по мячу.

Ну, конечно, играли в волейбол, и игра была в полном разгаре. Клеменс, в шортах и «сеточке», две молодые женщины в ярких летних платьях и несколько мужчин.

– Ну как доехал? – крикнул Клеменс, заметив меня, и, заложив в рот пальцы, пронзительно свистнул. – Перерыв! Восемь – шесть в вашу пользу. Наша подача. Яцек идёт к нам, наконец-то будет четыре на четыре… Привет! – Он быстро подбежал ко мне, протягивая руку. Худощавый, высокий. Если бы не седые виски, вполне сошёл бы за студента, особенно сейчас, в этом спортивном костюме. – Ну так что? Приехал на «малыше»? По дороге не рассыпался? Слушай, а ведь ты не знаком с нашей компанией. Пошли, представлю вас друг другу. – И Клеменс, широко улыбаясь, подвёл меня к играющим. – Это Яцек Йоахим, мой лучший друг.

– Ага, значит, вот вы какой, – заметила худенькая шатенка, похожая на мальчика. – А я думала, вы старше.

– А я – нет, – улыбнулась статная брюнетка с узкими зелёными глазами. – Клеменс вас очень точно описал.

– Ханка работает в отделе археологии, – представил шатенку Клеменс. – С тех пор, как кончила учиться, мечтает прокатиться в Египет. Никак не может поверить, что из нашего музея дальше Волыни она не попадёт.

– Ну так сменю музей, – пожала плечами Ханка. – Или директора.

– Но-но! – возмутился Клеменс. – Зачем же при всех!

– Когда тебе подложат свинью, будешь знать наверняка, кто именно! – засмеялся плотный веснушчатый блондин с глубокими морщинами на лице.

Зеленоглазую женщину звали Людмилой, и она оказалась женой веснушчатого шутника. Я вспомнил, что уже видел его в музее у Клеменса. Его фамилия Вонский, он недавно защитил докторскую диссертацию. Был в компании ещё однокашник Клеменса по школе, а сейчас доцент математики по фамилии Байбун; молодой длинноволосый ассистент музея, который, подавая мне руку и глядя куда-то в сторону, буркнул что-то вроде «Станиславский», и, наконец, вальяжный пожилой мужчина, занимающий какой-то солидный пост в министерстве внешней торговли.

– Это Рысь Китович. Если с ним поладишь, он тебе что угодно достанет, – усмехнулся Клеменс.

А напоследок из кустов вынырнула странная фигура: очень высокий и очень худой старик с пышными усами. Он подошёл ко мне пружинистым шагом и представился:

– Я дядюшка Клеменса. Меня зовут Пахоляк. Наслышан о вас.

Я тоже его знал. Старик был когда-то уланским ротмистром и сейчас развлекался написанием мемуаров. Клеменс много о нём рассказывал.

– Я бы с удовольствием чего-нибудь выпила, – сказала Ханка. – И переоделась. В платье мне никак не отбить удары Клеменса.

– Без платья тоже не сумеешь, – возразил Клеменс. – Но вообще-то, идея хорошая. Делаем перерыв?

– Я приготовлю вам воды со льдом и соком, – предложила Людмила Вонская.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Лоренс Блок. «Невиновность гарантируется»

Рассказ. Перевод с английского Виктора Вебера

Шарль Эксбрайя. «Наша Иможен»

Детектив. Перевод с французского - Мария Малькова

Тэа Тауэнтцин. «Любовь моя последняя»

Детектив. Перевод с немецкого Нелли Березиной

в этом номере

Вместо бензина

Станет ли транспорт экологичным и экономичным? Итоги брюссельского автосалона-2010

Святослав Вакарчук

О родном языке, открытии новых земель и конском здоровье

It’s never late

Ваш ребёнок не усваивает английский? Читайте с ним русские книжки!