Вечный кайф

06 Апреля 2010, 16:09| опубликовано в номере №1746, Апрель 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Как вы ощущаете новую программу? Это развитие того, что вы делали в начале 90-х годов?

- Нет, мне показалось, что это достаточно сильный крен в сторону. Во многом там есть конечно какие-то пересечения, какие-то куски выползают из прошлого, но в целом и подход, и мелодическая основа, и тем более ритмическая так резко поменялись по отношению к прежним композициям, что я могу однозначно сказать: это другой материал.

- Он вас больше устраивает, чем прежние альбомы? Чем, например, альбом «Герань»?

- Он гораздо ярче. Он отточенный и записан как бы таким широким мазком.

- Как вы могли бы сейчас оценить свои прошлые записи?

- Скучны они. Конечно, там было много юношеского романтизма, такого «правильного». Честности такой.

- Какой же романтизм в песне «Город»?

- Вот там как раз «плакатная» честность. Маяковский.

- У вас вообще в музыке много конструктивизма, как я понимаю.

- Есть, да. Но это применялось в старых вещах, в основном.

- А сейчас, в новой программе, что? Импрессионизм?

- Да, импрессионизм типичный.

- А вы когда сидите и делаете вещи, вы как к процессу подходите – прагматически или нет? Например – не говорите себе: «Забацаю-ка я тут охренительный размер, типа 11/16»?

- Не-не, все от сердца, не от головы. Это раньше так было, в начале. Тогда у нас очень много было притянутых за уши, демонстративных принципов. Но это всем свойственно, в в общем. Юношеская болезнь. Я ведь воспитан на очень простой, мелодичной, в основном, несоветской музыке. Дорис Дэй, Фитцжеральд, Синатра. И все мои музыкальные извращения или изыски идут изнутри, это чисто интуитивные вещи. Раньше я как делал? Брал простую мелодическую или ритмическую форму. И начинал корежить ее – давайте сделаем не сюда, а вот сюда, и вопреки всякому здравому смыслу… А сейчас этот метод «выкореживания» воплощается уже до того, как находится простая мелодическая форма. И в результате возникает такого странный сплав: вроде как доступное исполнение мелодии, вложенное в какую-то корявую, переплетенную ритмическую и гармоническую форму. Мне кажется, это вполне достойно. По крайней мере, я вижу в этом себя. Это никак не надуманно, это не способ удивить.

- Сейчас вы слушаете какую-нибудь музыку?

- Мало. Меня все пытаются образовывать, но мне это мешает. Все-таки я – восприимчивый человек, и чужая музыка начинает во мне прорастать. Я стараюсь ставить какие-то барьеры. С другой стороны, в этом есть опасный момент «изобретения велосипеда». Я вот писал-писал свои опусы в 90-е годы. Потом послушал Фреда Фритта – блин, он то же самое делает. Но сейчас во мне появилась уверенность в том, что я делаю все правильно. В конце концов, наша музыка - национальный продукт. Здесь моя Родина, здесь мои поля с тополями-березками… Никуда ты от этого не денешься, если этим дышишь и живешь. И все это будет в твое творчество пролезать, как бы ты это сознательно не пытался выдавить.

- Как насчет иронии? Вы по-прежнему стараетесь держать высокую планку в этом смысле – в текстах, в музыке?

- Ну в текстах, конечно, не удается пока не скатываться на КВН. Это заложенная со студенчества манера. Но это нормально, если этим не увлекаться. Мне хочется, чтобы все было легко, воздушно.

- В это довольно трудно поверить, слушая «Вежливый Отказ». Или это для вас и есть легкость?

- Новый альбом, по-моему, исключительно легок, дальше некуда. В остальных альбомах да, много грузилова. А здесь даже дидактики нет, ничего.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этой теме

Следы желания

Корреспондент «Смены» Дмитрий Ромендик отправился на экскурсию в самый мистический район Москвы

Дорога никуда

Как правильно тупить и залипать в Москве

В постели с паразитом

Нашествие клопов на Москву

в этой рубрике

Загадочные «Послы»

Одно из лучших творений великого немецкого художника Ганса Гольбейна