Ут-арба

Е Ришин| опубликовано в номере №18, ноябрь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Широко раскинулось Джетысу (Семиречье). Отроги великого Тянь - Шаня, поросшего могучей бородой лесов, избороздили лицо Джетысу. Озера Балхаш и Иссык - Куль - бездонные, суровые глаза Джетысу.

Ровная, ровная, раздольная, без края, степь - мягкое ложе.

Сухая степь, без воды, в ней дыханья нет, ласковое, влажное предгорье и долины, высокие в снежной шапке горы, где глухо завывает метель и жутко спят ущелья, когда внизу в долине зной - таково Джетысу, многоликое, многоголосое.

От суши Азиатских пустынь до вечных снегов и ледников, от безотрадных голых равнин до ласкающих горных красот (недаром у Джетысу кличка - «Азиатская Швейцария»), от безлюдных необъятных пространств до густонабитых долин - все вместило в своем огромном чреве Джетысу.

Далеко, далеко Джетысу. В России многие и не слыхали о нем. На окраине дальнего Туркестана (тоже окраины) лежит Джетысу. Оно - форпост нашей социалистической крепости. Тут вот рядом - Китай. Бок о бок с Илийской провинцией Западного Китая лежит Джетысу. Правее - мрачный Памир. За ним - путь в солнечную Индию. А слева врастает Джетысу в Сибирь.

Вот какова Джетысуйская (Семиречонская) область Туркестанской Автономной Советской Социалистической Республики.

Лакомым куском для русского капиталиста, поработившего народы Туркестана, было Семиречье. Издавна тянулся он к ней.

И, хоть до самого последнего времени оторвано было Джетысу (путь сообщения - грунт, а до Ташкента - с добрых 700 верст), но тяжелую загребущую руку российского великодержавного капитала - больно почувствовал Джетысуйский киргиз.

Исконные обитатели Джетысуйских степей и предгорья - киргизы. Последние десятилетия заселили Джетысу русские крестьяне. Есть и казаки.

Занятие здесь - хлебопашество и скотоводство. Жирны и плодородны Джетысуйские долины. Хорошо родится хлеб. Его здесь - моря. Скотом богато Джетысу. Пастбища пестреют стадами.

Шутка сказать, а сколько это, когда до 18 миллионов пудов хлеба ежегодно давало до войны Джетысу излишков, сверх местной потребности. 700 тысяч голов скота ежегодно перегонялись в загорную хлопководческую Фергану.

Спят еще многие Джетысуйские долины. Дайте им немного воды (есть откуда дать) и пышным

цветом заблестят они. В одной только долине реки Чу миллион десятин земли ждут работы. Без больших трудов можно оросить 250.000 десятин, и они выбросят целое богатство сельскохозяйственных продуктов.

Глубоким сном спят горы Семиречья. Не трогала их недр человеческая рука. А в них - лес, руда, золото, свинец, драгоценные камни. Это работа будущему. Джетысу еще дремлет. Когда проснется оно и закипит жизнью, великие блага потекут отсюда.

Тянулись жирные лапы капиталиста и царя в Семиречье. Манили богатства. И стон великий стоял в Джетысу. Сгонялся скот киргиз с пастбищ. Грабили трудовых декхан1) и скотоводов с двух сторон: капиталист чужой и бай 2) свой. Свистела царская нагайка над головами киргиз, насаждала страх и повиновение.

Жутко бывало в аулах. Опутан киргиз со всех сторон. Бай - старший и почетный в роду - в дугу гнет. Невежество, суеверие, темнота заполонили

заброшенный аул. Грамотных почти нет в степях. Слову правды сюда трудно долететь. Традиции дедов и отцов гнетут живую мысль. Еще жив страшный закон «кровной» мести.

Молодежь - на уздечке старших. Девушкам - короткий век. Лет в 12 продадут замуж. Получит отец калым 3), а дочь пойдет в рабство к мужу, которого до свадьбы она и в глаза, может, не видала.

Тяжело было в мрачные царские времена в Джетысу. Измывались над вольным степным народом приспешники капитала. Но в 1916 году, когда захотел царь погнать киргизских сынов на кровавую бойню, переполнилась чаша терпения. Восстал киргизский народ. Дух вольности, возмущения пронесся над Джетысуйскими степями.

Дорого поплатился народ за эту отчаянную попытку освободиться от мертвой петли угнетения. Волками рыскали по аулам карательные отряды «доблестных защитников веры, царя и отечества». Рекой лилась кровь киргизских трудовых масс. Женщины, дети, старики, - все без разбора резалось, насиловалось, истязалось. Уничтожался скот, предавались огню хозяйства киргиз. Число жертв этого бесшабашного "успокоения" точно так и не удалось установить. Но многие тысячи трупов - остались в итоге подавления восстания. Жива еще в степях кровавая память о 1916 годе. Освежительная буря красного Октября пришла в Джетысуйские степи, принесла отмщение за загубленные жизни. Власть трудящихся воцарилась в Джетысу. Воспрянули угнетенные киргизские трудовые массы...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Десять книжек, которые должен прочесть каждый комсомолец

Первый круг чтения молодого рабочего. Составлено политпросветом ЦК РЛКСМ

Седьмой октябрь в подпольи

Корреспонденция с запада