У нас на актерском факультете

В Раздольский| опубликовано в номере №577, Июнь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сдав экзамен по истории театра, Сергей не бегал вместе со всеми на Неву - «открывать купальный сезон».

- Ну его, холодно ещё, - сказал он тогда Вале Свистанюку.

Первый раз Сергей выкупался два дня спустя, а в пятницу вечером заболел. Он было заперся в двенадцатой аудитории, собираясь подзаняться, но, прочитав несколько строф гекзаметра, заскучал. Не зажигая света, он долго сидел у рояля в тёмной аудитории, потом пошёл через двор в общежитие.

Глубоко засунув руки в карманы, с выражением мрачного безразличия Сергей остановился в дверях своей комнаты.

- Ну, как погода? - бодро встретил его Коля Фомин.

- Погода - дрянь! - кратко отозвался Сергей и облизнул сухие губы. Коля испугался. Лаконичным Сергей был только в двух случаях:

когда получал двойку по французскому языку и когда заболевал. Николай отложил в сторону книги:

- Захворал, старина? Ух ты, лоб какой горячий! - доброе колино лицо омрачилось. - Ну, ничего, раздевайся, я тебя сейчас камфарным спиртом смажу.

- Не хочу камфарного спирта! - сказал Сергей и устало закрыл глаза. Однако он покорно разделся и позволил уложить себя в постель.

Через полчаса всё общежитие Театрального института знало, что Сергей Кушнарёв простудился и слёг с температурой 39,1.

На лестничной площадке третьего этажа, носившей название «Форум», собралось срочное совещание. Третий курс актёрского факультета мастерской профессора Сухона был представлен здесь почти полностью.

- Побежал с театроведами купаться! - басом бранился мрачный красавец Миша Моховец. - А третьего дня, ночью, гулял, распахнувшись, и без кашне. Я ему говорю: «Серёжка, ты бы хоть горло закутал!» А он: «Некрасиво, мол». Видали франта?..

- Да, да, злодей, по всему видно! - возмутился Женя Сумцов.

- Не кричи! - остановил;) его всегда благоразумная Ирина Бунчикова. - Надо не кричать, а принимать меры. Женя, ты в аптеку: стрептоцида, малины, горчичников и прочего. Ты, Надя, тащи наше большое тёплое одеяло. Миша раздобудет водки, Яша вызовет врача. И ещё одно: о том, что завтрашний спектакль под угрозой, никому пока ни слова.

В комнате, где лежал Сергей, было тесно. Стол, тумбочка, единственный стул, подоконник и колива кровать были уставлены банками с вареньем, коробками с печеньем и мандаринами. Остро пахло камфарным спиртом.

- Ты теперь понимаешь, голубчик, что ты натворил? - голос Миши Моховца звучал глухо. - Экзаменационный спектакль завтра. О наших «Без вины виноватых» весь город говорит...

- Серёжа, дружок мой, - говорил Женя Сумцов, с трудом подавляя в себе желание двинуть больного кулаком в бок. - Ты же нас режешь, милый! Я знаю, герои - любовники не отличаются сообразительностью. Но в данном случае понять нетрудно: идёт на

смарку труд многих месяцев, труд коллектива!

Сергей попытался отвернуться к стене. Но его удержали безжалостные руки товарищей.

- Девушки, а ну - ка, выйдите на несколько минут, - проговорил Женя Сумцов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Именем жизни»

Студенты о творчестве Николая Соколова