Солнце светит для нас

А Ильин| опубликовано в номере №590, Декабрь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Декабрь в Батуми ещё не зима. Ещё в садах, окружающих дома горожан, дозревают, наливаясь жёлтым золотом, лимоны; ещё в глянцевой гуще зелени видны кое-где оранжевые блики неснятых мандаринов; ещё горят алые костры сальвий - самых поздних цветов наших субтропиков. Праздничное убранство, в котором встречает природа Аджарии наступление Нового года, батумцы дополняют гранитом и мрамором завершаемых строительством сооружений - прекрасного театра и величественного монумента Сталина. Перед Новым годом асфальтируются улицы, разбиваются сады и скверы. Идут из Батуми эшелоны сверхплановой продукции. Наступающий Новый год для Батуми особенно праздничен. Встречая его, батумцы возвращаются памятью к прошлому, к кануну того Нового года, который отделён от нынешних дней полувеком.

Канун 1902 года! 31 декабря 1901 года! Это одна из самых сверкающих дат в истории Батума, в истории революционного движения в России.

... Вот на проспекте, носящем название «улица 31 декабря», у гранитного обелиска, стоят юноши в матросских бескозырках. Седой человек рассказывает им о событиях, в честь которых названа эта улица и воздвигнут обелиск. Это воспитанники Батумского мореходного училища встретились с одним из ветеранов революционного движения в Закавказье, старым батумским рабочим Котэ Калантаровым. А на фанерном заводе молодёжь собралась вокруг Теофила Гогиберидзе - 50 лет назад он работал здесь, на бывшем заводе Ротшильда, и в новогодний вечер тоже находился в том доме, на месте которого стоит ныне гранитный обелиск. В порту молодые грузчики слушают участника тех событий Османа Гургенидзе. В ремесленное училище пришёл другой ветеран старой пролетарской гвардии Батуми - Мирная Хомерики. А сколько людей в эти дни, накануне Нового года, в батумском Музее революции?! Это не только жители города, но и приезжие со всех концов Советского Союза, моряки со стоящих в батумском порту иностранных судов. Они жадно внимают рассказам старых рабочих, объяснениям экскурсоводов, они пристально разглядывают экспонаты музея, они запоминают, записывают, зарисовывают, часами ходят по городу, стараясь не пропустить ни одного из тек исторических мест, которых так много в Батуми. И встают перед ними картины незабываемых дней, когда на заре века великий Сталин приехал в Батум, чтобы поднять на борьбу батумский пролетариат, чтобы сплотить его лучших сынов и дочерей в стальной отряд, который должен был влиться в великую революционную партию, что создавая тогда с помощью своей могучей «Искры» великий Ленин.

... На Пушкинской улице в Батуми, в доме № 19, есть комната, где всё сохранилось в таком виде, как было 50 лет назад. Жильё рабочих, сообща снимавших более чем скромный кров. Бедность, прикрытая строгой чистотой. Маленький стол. Щербатая утварь. Койки, заправленные «солдатскими» одеялами, - на одной из них спал товарищ Сталин. Это была его первая квартира по приезде в Батум, подысканная знакомым ещё по Тифлису Котэ Калантаровым. Потом их пришлось сменить немало, этих конспиративных квартир: уже более полугода товарищ Сталин находился на нелегальном положении, разыскиваемый сбившимися с ног царскими ищейками.

Иосиф Виссарионович приехал в Батум в конце 1901 года, и ещё не истёк этот год, как он уже стал любимым, признанным руководителем пролетариев Батума, а рабочие этого, прежде глухого города стали выдвигаться в первые ряды борцов готовившейся к революции России.

Город ещё хранил следы страшного многовекового турецкого ига, от которого он был избавлен лишь 23 года назад - в 1878 году. Засилье мулл, изуверский фанатизм Корана, разжигавший у мусульман-аджарцев ненависть к иноверцам, бесправие аджарских женщин, закутанных в чадры, - всё это ещё более отягчало бремя нового ига, пришедшего на смену турецкому, - ига Нобеля, Ротшильда, Манташева, захвативших в свои руки основную промышленность Батума. Даже царская Россия не знала таких каторжных условий труда, какие установили здесь иностранцы. «В других городах и местах нашего обширного отечества все-таки существуют праздники, во время которых замолкает шум машин и рабочие пользуются хоть кратким отдыхом. У нас не то!» - писал в «Искру» в начале 1902 года батумский рабочий. Даже семилетние дети работали на батумских заводах по 16 часов в сутки. От штрафов, обсчётов, побоев жестоко страдали батумские пролетарии.

Батум уже был тогда значительным, третьим по величине промышленным центром Закавказья, а революционное движение в нём ещё слабо было развито. Борьба батумских пролетариев была стихийной, случайной, неорганизованной. Не было у рабочих Батума руководителей, не было людей, понимавших, как и за что должны бороться пролетарии. А те, кто претендовал на роль таких руководителей - проживавшие в городе грузинские «легальные марксисты», - толкали рабочих на ложный и гибельный путь. Кавказские социал-демократы-ленинцы понимали: нужен человек, который сумел бы коренным образом изменить положение в Батуме. И по решению Тифлисского комитета РСДРП в Батум был послан товарищ Сталин.

В батумском Музее революции есть карта города. На ней отмечены места, связанные с революционной работой товарища Сталина в Батуме: социал-демократические кружки на всех крупных предприятиях города - всеми этими кружками лично руководил товарищ Сталин, - дома, где в подпольных типографиях печатались сталинские листовки, предприятия, охваченные забастовками, которыми руководил товарищ Сталин, улицы, по которым проходили возглавлявшиеся товарищем Сталиным политические демонстрации.

Не много времени прошло с тех пор, как ленинская «Искра» писала о Батуме, как об одном из глухих городов России, и вот та же «Искра» пишет уже, что «в Батуме ликуют», радуясь победе бастовавших рабочих. «Искра» пишет, что в период сравнительного революционного «затишья», когда «ни в одном из старых центров рабочего движения, имеющих решающее значение в нашей борьбе, в Петербурге, в Москве, Киеве, Харькове, Одессе не удалось организовать хоть сколько-нибудь внушительной демонстрации», лишь «... Батум может себя поздравить с массовой демонстрацией», что из партийных комитетов только «... Батумский комитет составляет в этом отношении исключение...»

То, что этим быстрым ростом революционное движение в Батуме обязано Сталину, поняли и враги. В батумском музее выставлено донесение охранки. Ротмистр Джакели сообщал начальству: «...развитие социал-демократического движения сделало большие успехи, когда осенью 1901 г. Тифлисский комитет РСДРП командировал в город Батум для пропаганды между заводскими рабочими одного из своих членов - Иосифа Виссарионовича Джугашвили... Благодаря деятельности Джугашвили стали возникать на всех батумских заводах социал-демократические организации...»

Как и Владимир Ильин Ленин, товарищ Сталин придавал огромнее значение конспирации и был искуснейшим подпольщиком. Он приходил на занятие кружка в одной одежде, а уходил в другой, менял квартиры. Собрания рабочих проводил в самых глухих местах, принимая меры к тому, чтобы не оставалось никаких следов массовых сходок - убирались даже окурки, обрывки бумаги. А когда понадобилось провести конференцию рабочих кружков, для того чтобы слить воедино работу заводских социал-демократических организаций, чтобы избрать общегородскую руководящую партийную группу, товарищ Сталин в целях конспирации решил провести конференцию 31 декабря, под видом новогодней встречи. В случае налёта полиции будет оправдание: праздничная пирушка.

... Это было на окраине города, на глухой улице, которая называлась тогда Кладбищенской. Там, где теперь установлен гранитный обелиск, стоял тогда на отлёте дом Сильвестра Ломджария, передового рабочего с завода Ротшильда. Один за другим, соблюдая правила строжайшей конспирации, сюда приходили представители социал-демократических организаций со всех крупных батумских предприятий. Вошёл товарищ Сталин. Батумские рабочие звали его «Учитель: это он, 22-летний руководитель» научил их, как надо бороться против страшного гнёта самодержавия и капитала, он открыл им глаза, он сплотил лучших из них в заводские партийные организации и вот собрал вместе представителей всех предприятий 'Города.

На столе, среди праздничных яств, стояло маленькое красное знамя с надписью: «Долой самодержавие! Да здравствует пролетариат!». Знамя было совсем маленькое, чтобы при необходимости легко было спрятать его. Но уже чуялось: скоро настанет час, тогда знамя это будет вынесено на улицы Батума. Ощущение собственной силы рождалось у учеников этой конференции. И об этой силе передовых пролетариев, объединившихся в самостоятельную политическую партию, о боях, которые предстоит вести пролетариям Батума под руководством своей партийной организации, говорил товарищ Сталин.

Он выступал на конференции несколько раз. Внимательно перечитывают посетители батумского музея записи этих выступлений.

Товарищ Сталин говорил о значении рабочего класса и его бесправии: «Поглядите вокруг себя, вот здесь стоят заводы, фабрики, мастерские, пароходы. Кто все это создал, «то все это построил, кто все это приводит в движение? Это создали рабочие, это построили рабочие, это приводят в движение рабочие своими собственными руками, своими мускулами, своим потом. А кому все это принадлежит? Кто всем этим пользуется?.. Всем этим пользуется другой...» О борьбе против этой несправедливости говорил товарищ Сталин, о неизбежных жертвах, которые понесут в тех боях пролетарии. Он сказал: «Будем бороться против тех, кто угнетает нас, и вместе с рабочим классом России, под красным знаменем пойдем на врага, чтобы вернуться победителями с поля борьбы.

Мы не должны бояться смерти. Так пожертвуем же нашей жизнью за дело освобождения рабочих!»

Товарищ Сталин говорил о новых формах борьбы. Пришла пора от работы в кружках переходить к работе в широких рабочих массах, пришла пора готовить эти массы к открытым выступлениям против самодержавия и капитализма. А чтобы руководить такой работой, нужен единый центр, направляющий борьбу всего пролетариата Батума, нужна руководящая партийная группа. Товарищ Сталин предложил провести выборы такой группы. Они были проведены. Руководителем этой группы, этого первого комитета Батумской партийной организации, был единогласно избран товарищ Сталин.

Когда конференция закончилась, товарищ Сталин встал из-за стола и подошёл к окну. Вглядываясь в редевшую темноту ночи, товарищ Сталин произнёс слова, на всю жизнь запомнившиеся собравшимся:

- Уже светает. Пора расходиться. Скоро взойдёт солнце. Пройдут годы, и это солнце будет светить для нас, для наших детей и внуков...

... Молодые люди стоят у обелиска на улице 31 декабря и внимают тому, как старый батумский рабочий Теофил Гогиберидзе повторяет слова, услышанные им здесь, на этом месте, 50 лет назад из уст вождя.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены