Первый день

Александр Рагозин| опубликовано в номере №590, Декабрь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

- Разрешите зайти к вам по вопросу найма на работу... Моя фамилия? Тимохин. Мраморщик. Илья Тимохин.

Илья повторил свою фамилию ещё раз, потом аккуратно положил телефонную трубку и достал из кармана пачку «Беломорканала».

За окном шёл дождь- неустанный, методичный, слегка подгоняемый ветром. Он шёл уже второй день и, как сообщало Бюро погоды, собирался лить целую неделю.

Дверь бюро пропусков беспрестанно открывалась и закрывалась, входили и выходили люди. Некоторые из них задерживались, встряхивая намокшую одежду, закуривали и снова шли туда, где быстро потухала папироса, - под неослабевающую атаку дождя. Три девушки-землекопа с лопатами в руках, должно быть, ожидали попутной машины. Они громко смеялись над чем-то. Неподалёку, в углу, два парня-верхолаза, позвякивая цепочками на широких поясах, распутывали большой свиток верёвки. Она так намокла, что, казалось, потеряла всякую гибкость.

А мимо окна всё шли и шли машины, нагруженные металлическими балками, гранитными плитами, огромными бухтами кабеля. На одной из таких бухт Тимохин успел прочитать надпись белилами: «Для МГУ».

Иногда на несколько минут весь транспорт останавливался, слышались тревожные, продолжительные сигналы. Но девушка-вахтёр, не обращая внимания на приятельскую улыбку водителя, настойчиво требовала пропуск. Тимохин ясно видел её крупную ладную фигуру в аккуратно пригнанной шинели. «Хорошо работает дивчина!» - почти вслух подумал Илья и невольно одёрнул свою кожанку.

Потом в проходную влетела стайка весёлых штукатурщиц. Из-под низко повязанных косынок блестели молодые задорные глаза, намокшие под дождём фартуки топорщились. Шум голосов заполнил всё помещение.

- Девчата, милые, прошу вас, тише, - раздался резкий мужской голос. У телефона стоял человек в просторном сером плаще, в высоких резиновых сапогах. В одной руке он держал разбухшую кепку, другой прижимал к уху телефонную трубку. Он говорил с кем-то убеждающе и взволнованно:

- Обязательно надо проверить габариты колонн! За чертежами я сейчас еду. Да, да! За перевозку гипсовых плит очень тревожусь. Дождь может всё дело испортить.

Человек в резиновых сапогах озабоченно говорил ещё что-то, но Тимохин уже не слушал. Всем существом он ощущал жизнь, бьющую ключом, несмотря на хмурый, дождливый день. Ему показалось вдруг, что и его спину облегает влажная рубашка, а по лицу пробегают щекочущие капли дождя. Это было какое-то особенное, волнующее чувство. Бодрость незнакомых людей, окружавших его, передалась и ему.

«Что дождь! Льёт вот, а люди работают. И, наверное, придёт такое время, когда от дождей будет только одна польза. Возьмёт, скажем, председатель колхоза телефонную трубочку, наберёт номер станции управления дождями и ветрами и скажет: «Ну-ка, дайте сюда средней силы дождь часика на два!». И может статься, что на станции этой будет выпускник Московского университета...»

Раздумье Тимохина было прервано звонким голосом выглянувшей из окна работницы комендатуры:

- Мраморщик Илья Тимохин! Получите пропуск.

Первый трудовой день Ильи Тимохина на стройке начался несколько необычно. Новый начальник Ильи, прораб Горев, прежде всего потребовал от него забыть, что он, Илья, опытный мастер по обработке мрамора.

- Поработай сначала рядовым гранитчиком, - объявил он Илье, строго и прямо глядя ему в глаза. - А как только развернётся фронт облицовки, перейдёшь на положение мастера.

Такое предложение несколько озадачило Илью. С гранитом ему иметь дело почти не приходилось. Не будет ли страдать его самолюбие - самолюбие высококвалифицированного мастера по мрамору? Ведь может же случиться, что в новой работе он окажется неловким и медлительным. Ему хотелось отказаться, но в то же время он сознавал, что раз ему поручалось дело, - необходимо выполнить.

Илья настолько ушёл а свои мысли, что даже не слышал, о чём спрашивает его сейчас прораб Горев. А между тем они оказались уже у подножья дворца, где работали гранитчики. Только здесь, поздоровавшись с рабочими, Илья заметил, что прораб как-то косо посматривает на его новый синий костюм. «Ишь ты, будто в театр вырядился!» - казалось, говорил взгляд Горева.

«Ну и что ж, - ответил ему твёрдый: взгляд Ильи. - И вырядился! Кому как, а для меня этот первый день на стройке - праздник».

Несмотря на предсказания Бюро погоды, дождь прошёл, и ветер постепенно разгонял тучи. Лучи солнца заиграли на белой, ещё не высохшей облицовке здания.

Знакомство с новыми товарищами в бригаде завязалось быстро и весело. Юркий, невысокий юноша с широко открытыми голубыми глазами стоял рядом с Тимохиным и внимательно слушал, как мастер объяснял ему характер новой работы. Когда мастер кончил, юноша протянул Тимохину инструменты - свежезаправленную скарпель и киянку:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Начало настоящего пути

Из цикла рассказов о Некрасове