Прощай, Ата…

Тынымбай Нурмагамбетов| опубликовано в номере №1154, Июнь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тынымбай Нурмагамбетов живет в Алма-Ате. Работает в издательстве «Жазушы». Пишет на казахском языке.

Он не новичок в литературе: в Алма-Ате вышла три его книги, молодой автор принят в Союз питателей. И все-таки повесть «Прощай, ата...» – первая публикация Нурмагамбетова на русском языке. Таким образом, в известном смысле «Смена» представляет дебютанта.

Дебют национального писателя вообще явление неоднозначное. И пример Тынымбая Нурмагам-бетошя – току яркое доказательство.

На VI Всесоюзном совещании молодых писателей среди «семинаристов» почти не было членов Союза. Да это и понятно. Совещание для многих и многих как бы стало порогом, который требовалось преодолеть, чтобы стать писателем и организационно.

Тынымбай пришел на совещание, будучи членом Союза. Пришел с тремя книгами. Повесть «Прощай, ата...» на казахском языке получила первую премию на республиканском конкурсе детской и юношеской литературы.

А на московском совещании, в семинаре детской и юношеской литературы, которым руководил лауреат Государственной премии РСФСР и премии Ленинского комсомола Анатолий Алексин, – теперь уже переведенная на русский, – прошла с большим успехом. Сейчас произведение Иурмагамбетова из достояния только лишь казахской литературы становится достоянием литературы советской. Русский язык, давно уже ставший посредником между всеми народами Советского государства, делает повесть национального автора достоянием всех читателей.

В этом смысл второго дебюта Иурмагамбетова.

В этом великий смысл VI совещания молодых.

К сказанному стоит только добавить, что рядом с Пурмагамбетовым дебютирует и его переводчик, нынешний выпускник Литинститута Ерлан Сатыбалдиев.

Альберт Лиханов

Почтальон Мерекбай еще издалека увидел Жакена возле его дома. – Жаке, а Жаке! – закричал он. «Что с ним случилось? Весь аул всполошил», – подумал Жакен, продолжая чистить арык, ведущий в сад.

Мерекбай не унимался. – Слышишь, Жаке! – задыхаясь, кричал он, погоняя своего упрямого осла.

– Ну что, что случилось? – Жакен недовольно посмотрел на почтальона.

– Сюинши, тебе письмо от сына!

– От какого такого сына? – уже спокойно, смакуя каждое слово, произнес старик.

– Да от того, что в Алма-Ате, от ученого твоего сынка...

– А, от Таласжана... – Голос старика дрогнул, и он, отбросив кетмень, подбежал к Мерек-баю, который еще не успел слезть с осла.

– Ах ты, милый, видно, ему письмо захотелось написать. – Жакен взял письмо у почтальона. – Вспомнил своего старика отца, не забывает он родни своей... – И, что-то бормоча, старик стал суетливо вскрывать конверт. Вынув из него лист бумаги, он поднес его близко к лицу, но, пробежав глазами по строчкам, посмотрел на Мерекбая: – Кричать-то ты умеешь, а вот попробуй-ка прочесть.

– Жаке, я ведь тоже в грамоте не силен, вот если бы кто-нибудь из детей...

– Эй, кто там есть! – крикнул Мерекбай. Жакен живет один, но сосед – его младший брат Шаден. Два дома давно жили одной семьей, как говорится, только дым из труб этих выходит отдельно; дети Шадена считают Жакена своим дедом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены