День и час Сакины

Эдуард Долот| опубликовано в номере №1154, Июнь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Страничка первая, где перед нами появляется маленькая девочка из большого города

Здравствуйте, – сказала она, протягивая руку. – Мне передали, что вы разыскиваете Сакину Акперову. Это я...

Дальше наступила пауза, непредвиденная и, пожалуй, даже неловкая. Автору пришлось гасить невольное изумление, пришлось в считанные доли минуты весьма капитально «перенастраиваться». Заготовленный план первого интервью для данного случая, очевидно, не годился.

Конечно, я знал, что ей всего лишь восемнадцать лет. Знал и терялся в догадках:как это ей в столь раннем возрасте удалось до того поднять свою профессиональную квалификацию, чтобы завершить личное пятилетнее задание за два с половиной года? И потом восемнадцать минус два с половиной – это же меньше шестнадцати. Стало быть, швея Акперова с самого начала своей трудовой деятельности перевыполняет сменную норму по крайней мере вдвое. Возможно ли?

С портрета, опубликованного в республиканской газете, на меня смотрела красивая, взрослая, очень серьезная девушка. Я долго разглядывал это лицо и пришел к выводу,, что оно волевое, энергичное.

И вот она сидит передо мной – ну, девчонка, маленькая, тоненькая, веселая, озорная... И вместе с тем застенчивая.

– Расскажите о себе...

– Биографию? Это можно. Значит, так: социальное происхождение – из рабочих. Родилась в одна тысяча девятьсот...

Но вдруг импровизированная пародия прервана, насмешливость уступила место смущению.

– Знаете, если без шуток, то ведь нет у меня пока что биографии. Выросла в Баку. Окончила десять классов. Работаю. Вот и все.

Страничка вторая, посвященная размышлениям о цене времени и природе таланта

Много ль нам отпущено? Согласно демографической статистике, в среднем лет семьдесят или около того. Старики говорят: не успеешь оглянуться, как жизнь прошла. Врачи ломают голову: нельзя ли продлить человеческий век – может, с помощью лекарств, процедур, операций?.. Дай, как говорится, бог удачи в этих поисках, но пока что для каждого из нас важнее (да и полезнее!) отнестись к проблеме иначе, «зайти с другого конца».

Много ль мы успеваем? Ведь в конце концов не часами и днями, а шагами и верстами измеряется пройденное расстояние.

Хрестоматийные примеры (Моцарт пяти лет сочинял музыку, Грибоедов двенадцати – отдан в университет, Гайдар семнадцати – командовал полком и т. п. и т. п.) будоражат фантазию, однако мало кто осмелится спросить с себя по такому счету. Наш внутренний самоутешитель запросто находит контраргументы: Моцарт был гений, а я не гений, Грибоедова готовили десять гувернеров, а у меня их не было, Гайдар жил в необыкновенное время... И все это правильно, конечно, и убедительно, без сомнения, но неужто только лишь отметками в школьном матрикуле (пусть даже отличными) могут быть отмечены юношеские годы?

Сакина Акперова пришла на швейную фабрику четырнадцати лет. После седьмого класса, в летние каникулы. Пришла от скуки: надоел за месяц пионерлагерь, надоело за неделю валяться с книжкой на пляже. В первый же свой трудовой день она показала выработку... 131 процент нормы.

Страничка третья, где читатель знакомится с многодетной матерью

– Сакина и раньше приходила ко мне в цех, – рассказывает Сутра Абдулаевна. – Дети вообще любопытны, а для девочки швейная машинка – как для мальчишки мотоцикл или самолет. Кое-что я ей объясняла, кое-чему учила, иногда разрешала прострочить десяток швов. Конечно, не на продукции, а так, на лоскутках. Из них Сакина однажды сама сшила сарафан для куклы. Словом, девчонка есть девчонка, о чем тут говорить? Но на этот раз она вдруг просит всерьез: устрой на работу. «Зачем тебе на работу? И как я могу тебя устроить? Это же нарушение трудового законодательства, кто позволит?» А она уперлась на своем: иди да попроси. Упрямая – у меня и муж такой и все дети такие, иной раз никакого сладу с ними нет. Что поделаешь, пошла я на прием к директору...

...Во всем коллективе швейной фабрики имени Володарского (кстати, крупнейшей в республике) не найдется, наверное, человека, который не знал бы Сутру Абдулаевну Акперову. Четверть века она здесь, начинала швеей, освоила почти все операции, работала браковщицей, начальником ОТК, теперь – мастер агрегата. Депутат райсовета. Бессменный председатель женсовета фабрики. Член женсовета при ЦК Компартии Азербайджана. Награждена орденом Трудового Красного Знамени. И еще – орденами Материнской Славы всех трех степеней. Потому что, будучи по уши загружена трудовыми и общественными заботами, эта удивительная женщина успела-таки в жизни еще кое-что: она родила и вырастила... 9 детей.

– ...Так вот, прошу, говорю, допустить мою дочь к работе. Под мою личную ответственность. Ладно, разрешили. На один месяц, с четырехчасовым рабочим днем. Поставили ее на обработку входа кармана (цех шил брюки), норма на четыре часа – 275 заготовок. А она сделала 360. И качество хорошее. Поверьте, я тогда после смены специально села к машине и четыре часа гнала без продыха что было сил и не выжала 360, не сумела. Это я-то, швея с двадцатилетним стажем! Ну, думаю, лихо начинает стрекоза моя. Что дальше-то будет?

Страничка четвертая, где приходится вновь вернуться к вопросу о природе таланта

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены