Профессия - фабрикант

Светлана Бестужева-Лада|20 Октября 2015, 13:40| опубликовано в номере №1801, Ноябрь 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

Весной 1917 года оборот фабрики достиг более 20 миллионов рублей. Преуспевание ее в благоприятные для промышленности годы и устойчивое равновесие в годы испытаний являлись результатом непрестанной и энергичной работы четырех поколений семьи Прохоровых. На свой труд - труд фабриканта -они смотрели не с личной точки зрения, а видели в нем в значительной мере служение государственным интересам.

Николай Иванович скончался в сентябре 1915 года. Судьба его семьи сложилась трагично. Его супруга – Татьяна Григорьевна, урожденная Полуэктова, принадлежала к старинному дворянскому роду. В 1918 году после национализации Трехгорной Мануфактуры, узнав о приказе на свой арест, она вместе с сыном Тимофеем (14 лет) и дочерью Татьяной (13 лет) ушла из дома. Это не спасло их от ареста, ссылки и гибели там.

Еще раньше погибли примкнувшие к белому движению старшие братья Прохоровы – Григорий и Владимир.

Выжил самый старший сын Николая Ивановича – Иван, закончивший естественное отделение Московского государственного университета. В начале 1918 года он был  арестован ЧК как один из бывших хозяев Трехгорной Мануфактуры и приговорен к расстрелу, но… чудом освобожден по настоянию рабочих.

Третьего сентября 1918 года  «Товарищество Прохоровской Трехгорной Мануфактуры» было национализировано. Фабрика перешла в руки народа. Было избрано первое рабочее фабричное управление.

Но в марте следующего года, фабрика полностью остановилось. За время своего существования Трехгорка пережила войны, экономические кризисы, пожары, революцию, наводнения, забастовки – и работала. Но такой кризис огромного производства, состоявшего  из ситценабивной, красильной, бумагопрядильной и бумаготкацкой фабрик, с 8 тысячами рабочих, с научной лабораторией, электростанцией, механическими и подсобными мастерскими, десятью складами оптовой продукции и торговым оборотом в двадцать миллионов рублей, школами, училищами, больницами, приютами, жилыми домами для рабочих и служащих, случился впервые. И длился он год и десять месяцев по причине отсутствия топлива и сырья. Многие рабочие умерли от голода, десятки вернулись в родные деревни – там проще было выжить.

Лишь в сентябре 1920 года было возобновлено производство тканей. По этому поводу «вечером во дворе фабрики состоялся митинг». Только на этом митинге никто не сказал о том, что положение спас последний хозяин Трехгорки – Иван Николаевич Прохоров, назначенный правительством большевиков «консультантом», поскольку «Рабочее фабричное управление» явно не справлялось с взятыми на себя обязанностями.

Однако после того, как производство наладилось, его снова арестовали «за растрату народной собственности».

Дело в том, что в фабричной кассе не было денег, и он распорядился выдать зарплату рабочим  продукцией. Вскоре его вновь освободили, так как производство опять забуксовало.

«Так продолжалось до 1927 года, до смерти моего отца, - вспоминала его дочь Вера. - Хоронила его вся округа и фабрика». В память о людях, отдавших последние почести отцу, Вера Николаевна сохранила траурную ленту с надписью: «С тобой хороним частицу свою, слезою омоем дорогу твою».

Лишь в 1926 году  на фабрике был достигнут выпуск тканей уровня 1913 года  - 114 миллионов метров. А в феврале 1934 года, через 16 лет после национализации, на фабрике вновь была открыта художественная мастерская. Но прежней славы изделия Трехгорной мануфактуры уже не имели никогда.

 P.S. Весь мир знает имя великого шахматиста, непобежденного чемпиона мира Александра Алехина, но мало кому известно, что мать его была урожденной Прохоровой, а отец - одним из директоров «Товарищества Прохоровской Трехгорной Мануфактуры».

Как причудливо порой тасуется колода!

 



  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этом номере