Профессия - фабрикант

Светлана Бестужева-Лада|20 Октября 2015, 13:40| опубликовано в номере №1801, Ноябрь 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

 

В начале тридцатых годов Прохоровы приобрели два соседних земельных участка и соединили их со своей территорией. В это же время за фабрикой закрепилось название «Трехгорной», а к делу активно подключились подросшие и набравшиеся опыта младшие братья – Иван, Константин и Яков.

Ситценабивная фабрика Прохоровых так и оставалась крупнейшей в Москве. Тимофей Васильевич Прохоров управлял ею до 1833 года. За два десятилетия он вывел Трехгорку в ряды лучших производств России.

Император Николай I отметил «усердие братьев Прохоровых» - благодарностью, а Тимофей Васильевич получил звание мануфактур-советника. Все это было почетно, но никакой материальной поддержки не предусматривало. А средств на содержание школы-фабрики катастрофически не хватало. Зато правительство проявило внимание и известило о «высочайшем пожаловании Прохорову Тимофею Васильевичу ордена  Св. Анны III степени».

Воспитанные всецело в Евангельском духе, братья Прохоровы целью своей жизни ставили приобретение не одного лишь «богатства вещественного», они первые в России завели для своих рабочих лечебницу и богадельни. По замечанию современников, эти явления в то время были явлениями исключительными. За содержание при фабрике школы для фабричных учеников в 1841 году Константин Васильевич получил звание мануфактур-советника, а Яков Васильевич большую золотую медаль для ношения на шее на Владимирской ленте.

Вообще Прохоровская фабрика неоднократно участвовала со своими изделиями на выставках отечественной промышленности и на каждой удостаивалась золотых медалей.

Братья Прохоровы были вынуждены пожертвовать ткацким делом, отвести ему второстепенное место в производстве. Они ясно видели, что дальнейшее развитие их производства в этом направлении не открывает в будущем широких перспектив, и что пора  им начать производство ситцев механическим путем. Поэтому были потрачены огромные деньги на постройку каменных корпусов и закупку импортного оборудования.

Им первым в Москве пришла мысль приняться за разработку торфяных болот, поскольку топить паровые котлы дровами запрещалось. На Трехгорной мануфактуре паровые машины работали круглосуточно, а излишками торфа отапливали жилые помещения.

Но главной заботой братьев было - дать сыновьям основательную техническую подготовку, соответствующую современным требованиям фабрично-заводской техники. К сожалению, со временем единственным работоспособным хозяином оказался двадцатитрехлетний Иван Яковлевич. Чтобы упорядочить вообще весь внутренний строй фабричной жизни, Иван Яковлевич, с согласия дяди, в 1858 году организовал «Хозяйственный Комитет Прохоровых». Это оказалось вполне своевременным, поскольку совпадало с тем движением промышленных и коммерческих дел, которое проявилось в 1855-57 годах.

Тяжелый мировой кризис в мануфактурной промышленности 1857 года не мог не отразиться на российской промышленности. И все же, несмотря на всеобщий застой, дела Прохоровской мануфактуры шли вполне удовлетворительно.

Но единолично управлять крупной фабрикой с немалым годовым оборотом стало уже почти невозможно. Нужны были помощники, причем не просто компетентные сотрудники, но и разделяющие мировоззрение хозяина, его политику по отношению к производству и рабочим. Необходимо было оформить Трехгорку как юридическое лицо – этого настоятельно требовало само время.

На семейном совете было решено учредить Товарищество на паях. В число соучредителей пригласили двоих из испытанных служащих – товароведа и главного бухгалтера. В конце 1873 года был составлен проект устава «Товарищество Прохоровской Трехгорной мануфактуры», который 15 марта 1874 года был высочайше утвержден.

Упадок промышленных дел продолжался до 1877 года. Объявление войны с Турцией в 1877 году  моментально оживило внутреннюю торговлю. У людей появились деньги, а вместе с ними - и повышенный спрос на мануфактурные товары. Заказов было огромное количество. Товарищество в это время начало расширять территорию, строило очередные здания, устанавливало новые машины.

Конкурентам это не могло нравиться, и в ночь с 22 на 23 декабря все фабричные корпуса, расположенные по берегу Москвы-реки, без видимых причин сгорели дотла. В пламени погибли и машины, и товары, удалось избежать только человеческих жертв.

Как дальновидный и опытный промышленный деятель, Иван Яковлевич, несмотря ни на что, решил не прерывать дел до постройки новых фабричных корпусов, а принялся за поиски уже оборудованной фабрики. Такая, к счастью, нашлась быстро и недалеко -  в Серпухове, и через считанные дни после покупки начала работать круглосуточно.

А тем временем Трехгорная фабрика была отстроена заново, с учетом всех последних технических достижений. Она готова была уже открыться – в октябре 1881 года, – но тут скоропостижно, в возрасте всего сорока пяти лет, скончался Иван Яковлевич. Ушел из жизни один из энергичнейших представителей мануфактурной промышленности, человек широкой инициативы в промышленном деле – и не только.

Иван Яковлевич завещал своим преемникам зорко следить за всеми усовершенствованиями и открытиями в техническом деле и сердечно относиться к тем, чьими руками создается благополучие фирмы. Он оставил наследникам не только отлаженное торгово-промышленное предприятие, но и основал доброе дело – учредил приходской попечительский совет при Николо-Ваганьковской церкви, положив неприкосновенный капитал, который постоянно увеличивался, и в год его кончины совет уже содержал богадельню и женское двухклассное училище на проценты с этого капитала.

Похоронили Ивана Яковлевича на Новодевичьем кладбище, а через два года перенесли в фамильную часовню, которая и по сей день украшает ансамбль Новодевичьего монастыря.

Его сыновья Сергей и Николай, согласно интересам дела и личным склонностям, разделили между собою сферы деятельности. Первый занимался технической стороной, второй – коммерческой. Братья решили к ситценабивному делу присоединить дело бумаготкацкое и бумагопрядильное. Оборудование фабрики было модернизировано, денежные обороты выросли до десятков миллионов рублей. Кроме того, их деятельность в области улучшения материального и духовно-нравственного быта рабочих была колоссальной, причем делалось все не по обязанности, а по духовной потребности: школа ремесленных учеников, мануфактурно-техническое училище,  классы для рабочих,  классы музыки,  религиозно-нравственные чтения,  фабричный театр,  врачебная помощь,  общежития для рабочих,  богадельни…

Кстати, корпуса общежитий Трехгорки сохранялись до начала нынешнего века в первозданном виде, разве что с мелким ремонтом, и квартиры (коридорного типа) считались в районе очень хорошими. Лишь недавно эти корпуса были капитально перестроены изнутри под элитное жилье, но стены остались теми же, какие были возведены в девятнадцатом веке.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены

в этом номере