Половодье

Геннадий Машкин| опубликовано в номере №1407, Январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мои сборы были по-студенчески стремительны. Слово «наводнение» как пароль сработало на тракте Слюдянка — Иркутск, и я в кабине попутного грузовика с дождливым ветерком добрался до Глазковского предместья. А здесь, на горе, до знакомого двора в Железнодорожном переулке было рукой подать.

Стукнув в Федино окно, я убедился, что в боковушке никого нет. Тогда я перешел к соседнему крыльцу и обнаружил в распахнутом окошке Киру. Она поливала цветок, в расписной вазе, вполголоса напевая.

Увидев меня под окном, Кира ойкнула и уставилась вниз, будто перед ней инопланетный пришелец. Вода у нее из кружки продолжала литься, пока я не заметил:

— Солидарна с небесной канцелярией?

Она отставила кружку и призывно замахала обеими руками:

— Заходи скорей, промок ведь!

— Лучше сама надень плащ и выскакивай. Пойдем, посмотрим с кручи, как заливает Иркут мою деревню.

Кира метнулась к вешалке и через минуту уже сбегала по ступенькам. Я поймал ее в дружески-смешливые объятия, покружил и отставил. В плаще, непромокаемой косынке и ботах Кира напоминала доярку.

— Иркутский климат и харчи тебе явно на пользу, Кира Борисовна: Пампушке-подружке не уступишь по статям.

— А ты худой и черный, как кочерга, — огрызнулась Кира с облегченным смехом.

— Работаем как заведенные. Отпуск получил по случаю наводнения. Надо помочь моим бараковцам с эвакуацией.

— Считаешь, дело до этого дойдет?

— Вал ожидается выше, чем в те годы...

Я взял Киру под руку и повел ее к роще санатория «Ангара», которая заканчивалась обрывом над Иркутом. Мы прошли дорожками березового «Локомотива» к смежной роще «Ангары». Под старыми соснами рощи, мимо кустов боярышника, черемухи, березок, обрушивая на себя капель, мы пробрались на самый козырек над обрывом.

Под нами метрах в ста пятидесяти с глухим рычанием неслась саянская вода. Бешеное течение ворочало разлапистые коряги, бревна и обрывки заборов. Противоположный берег уже был запит. Иркут подбирался к крайним домам, и весь пойменный заливановский выступ поблескивал кинжалами промоин.

— Наш барак, — указал я Кире на продолговатое сооружение под толевой крышей в глубине заливановского выступа. — Вроде на бугорке стоит, но в последнее наводнение вода подступала к порогу.

Кира посмотрела на наш поселок обморочными глазами. Губы ее подергивались то с одной стороны, то с другой. Краска отхлынула от лица, и оно стало напоминать валун синюшного кварца.

— И как же вы переживаете такое?

— Не теряя присутствия духа, — стал взбадривать я ее, — даже с юмором... Вот, например, в прошлый раз нас всех насмешил Бутончик...

Когда заблестела вода на лугах, жильцы нашего барака начали обсуждать вопрос об эвакуации. Одни высказывались «за», другие «против».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о судьбе  старшего сына Сталина Якова, непосредственно связанная с судьбой интернированных граждан, о  жизни и творчестве самобытного писателя Даниила Хармса, о деятельности выдающегося русского ученого Владимира Петровича Демихова, об особняке в Ховрино, чрезвычайно напоминающем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло,  окончание  детектива Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Остров метелей

Отечество

Молодой коммунист. Что сделано

Навстречу XXVII съезду КПСС

Неразумные родители

Разговор первый. Факторы риска