Половодье

Геннадий Машкин| опубликовано в номере №1407, Январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

— А что, мам, — подала свой мелодичный голос Кира, и бант, не по годам повязанный на ее голове, порхнул синей бабочкой, — мне ковер нравится. Давай купим.

Мария Сергеевна отстранилась от дочери, пронзила ее своими указками.

— И это говорит моя дочь, у которой альбомы таких репродукций! Рафаэль Санти, Тициан, Рембрандт ван Рейн, Гойя, Репин! Стыдилась бы и заикнуться про это изделие...

— А я не стыжусь вот заикаться! — вставил Калик свою шутку. — Сто рублей, и дело с концом.

— Чтоб вся родня смеялась? — проговорила Мария Сергеевна, склонясь над бантом дочери.

Она смерила нас долгим, оценистым, педагогическим взглядом и, покачиваясь по-утиному, потащила дочь в толпу. Но мы успели расслышать последние слова Киры:

— Я же хотела им помочь, мам...

— Жалость унижает человека, ты вроде бы проходила это...

«Нет, в таком случае не унижает», — подумал я, уловив прощальный, благосклонный взгляд Киры и ободряющую улыбку Моны Лизы на ее губах.

— Жека, бежим в кино! — оторвал меня от размышлений окрик Калика. Пока я ловил взгляд Киры, к нашему ковру прибилось несколько зевак. Один из них уже скручивал «Красавицу с лебедями», Калик ему помогал, а Федя, мусоля палец, пересчитывал десятки.

— Так, — бормотал он, по-стариковски морща лоб, — хватит на новую клеенку, кое-какие краски подкупить, дяде кое-что надо поставить, и нам на кино с мороженым... четверым, если Киру пригласить...

— Не надо ее приглашать, Федя, — отрезал я. Дружок уставился на меня.

— Надо быть гордым, Федя, — объяснил я. — А то ведь чуть не унизили они нас со своей мамой.

— Хо-хо-хо, — кротко хохотнул Федя. — Как же дальше быть?

— Чапать в кино, — сказал я. — И не на «Гробницу», а на «Мститель из Эльдорадо».

Не теряя больше попусту слов, мы повернулись спинами к нашему фартовому пятачку на заборе и вклинились в толпу. А сзади, словно из подземелья, преследовал нас голос:

Не уходи! Еще не спето столько песен,
Еще звенит в гитаре каждая струна...

И мы, словно заклятые, возвращались к нашему забору с новыми скрутками клеенок, на которых я стал изображать тигра в камышах, крадущегося за ланью.

Как было не возобновить наш скромный промысел, когда после «Мстителя из Эльдорадо» пошли «Королевские пираты», «Остров страданий», «Под кардинальской мантией», а потом бесподобный «Тарзан» во многих сериях! Федя несколько раз заводил разговор о приглашении Киры в кино, но я был неумолим.

Но в один прекрасный день у нас — на удивление! — не купили ковер. И я заметил, что живописных творений сильно поубавилось на заборе. По-видимому, действовал рыночный закон насыщения продукцией. А может, люди стали разборчивей Вероятно, и художники в погоне за прибылью остановились в халтурно — стандартных формах. В том числе и я со своим «Тигром». Мне совершенствоваться на этом пути не хотелось, несмотря на уговоры Калика, Феди и даже Бурика. Я чувствовал веяние новых временных горизонтов. Чтобы прийти к ним во всеоружии, надо было не разбрасываться, а всерьез учиться. И здесь мне вспомнились слова Марии Сергеевны Циферовой о великих художниках. Захотелось самому увидеть альбомы репродукций Рафаэля, Тициана, Рембрандта, Гойи, Репина и многих других великих мастеров. И сам я стал подумывать, в отличие от охладевшего Феди, о встрече с Кирой. Будто в душе поднималась какая-то волна, целое половодье, какое испытывала наша Заливановка летом от переполнявшегося Иркута.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Молодой коммунист. Что сделано

Навстречу XXVII съезду КПСС

Неразумные родители

Разговор первый. Факторы риска

Покушение на планету людей

Мир капитала: военное безумие