Русь изначальная

Эльга Лындина| опубликовано в номере №1407, Январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Закончены съемки многосерийной киноленты по роману Валентина Иванова

Завершен многолетний труд, в котором приняли участие ведущие актеры страны. Рассказываем о новом фильме и его создателях.

Приднепровье, лесостепная полоса, примыкающая к реке Рось, — места, где земледелие было известно за пять тысяч лет до рождения Киевской Руси. Где-то здесь много, много позже и начиналась Русь. Связанные общностью быта, речи и культуры, вынужденные обороняться против разбойничьих набегов, приднепровские славяне осознали необходимость действовать сообща. Так закладывались основы Киевского государства, что и датируется VI веком, временем основания деревянного Киева.

Фильм «Русь изначальная», снятый на киностудии имени М. Горького режиссером Геннадием Васильевым, подтверждает, что традиции русской культуры, русской военной науки появились задолго до VI века. На Руси была и письменность за несколько сот лет до крещения. Это уже позже к нам пришла общеславянская грамота, созданная великими просветителями IX века Кириллом и Мефодием.

Людям необходимо время от времени вглядываться в свое прошлое. Необходимо спрашивать себя: кто мы, откуда мы? Почему мы такие? В чем истоки мудрой, неизбывно доброй силы русского народа? Что так мощно способствовало на протяжении веков становлению и утверждению широты и души и терпению россиян, их вере в будущее, умению еще в далеком прошлом, несмотря на все тяготы, испытания и бедствия, хранить свою самобытность, красоту и силу?

Рано или поздно такие вопросы встают перед каждым. Ответ может дать героическая история нашей земли: она помогает людям постигнуть непреходящую связь поколений, осознать самих себя, стать опорой на жизненном пути.

Потому так важно сегодня появление фильма, в котором его авторы воссоздают образы наших предков такими, какими они были в то время, рисуют портреты умных работников, честных и незлобивых воинов, никогда не теряющих силы духа, стойких в беде и дружелюбных к другим племенам и народам.

Один из главных героев картины «Русь изначальная» — молодой воин Ратибор, обладающий этими качествами. Немало испытаний выпало на его долю. Ему суждена встреча с красавицей хазаринкой, которая гибнет от стрелы своих соплеменников на руках Ратибора. Но память о первой, несбывшейся любви еще долго будет жить в сознании славянина. Будет томиться невеста Ратибора Мла-ва, отвергнутая им. Будет страдать его мать, гордая и сильная Анея, пока разговор с воеводой Всеславом не вернет Ратибора к жизни. И тогда россичи сыграют свадьбу Ратибора и Млавы, начнется жизнь молодой семьи, которую оборвут бурные драматические события в жизни славян.

Россичи живут, постоянно отражая набеги своих воинственных соседей — хазар. Есть у них и другой, коварный и опасный враг — византийский император Юстиниан. По мере развития фильма в его ткань все активнее вплетаются эпизоды, связанные с политическим курсом Византии, пытавшейся превратить славян в своих подданных. Сложен, многопланов образ Юстиниана. Перед нами личность неординарная, наделенная гибким, изворотливым умом, недюжинной волей, сильным характером. Все это подчинено главной идее, владеющей сознанием Юстиниана, — идее мирового господства.

Юстиниан призывает к себе хазарских ханов, дает им оружие и золото, чтобы они напали на славян. В ответ собираются на бой славянские дружины. Впечатляюще решены в картине драматические эпизоды штурма славянского града. Хазары прорываются в град, убивают мирных жителей.

Войско Ратибора разбивает хазар, казнен взятый в плен хан-предводитель. Но отныне мужественные россы становятся опасной угрозой для Византии, тем более, что в самой империи только что жестоко подавлено вспыхнувшее народное восстание. Доверенное лицо императора привозит Всеславу дорогие подарки от Юстиниана, склоняя его вступить в воинство империи. Всеслав решительно отказывается, и тогда посол Юстиниана тайно всыпает яд в кубок воеводы. Подымаются росские отряды, чтобы отомстить за смерть Всеслава, идут к крепости Топер, что стоит на границе Византии и славянских племен. Теперь во главе войска Ратибор. И рушатся крепостные стены под славянскими мечами. Капитулирует перед россичами войско, которое привел знаменитый византийский военачальник Велизарий. Опыт подсказал Велизарию: славяне умрут, но не отступят. Империя вынуждена склонить голову перед отважным противником...

Выпускник Высших режиссерских курсов, Геннадий Васильев занимался там в мастерской Георгия Данелия и дебютировал в кино постановкой русской народной сказки «Финист — ясный сокол». Еще одна лента Васильева — «Василий Буслаев» — будет представлять советскую кинематографию на VII кинофестивале нашего кино во Франции. От фольклора путь Васильева лежит к русской истории. Картина «Русь изначальная» обращена, прежде всего, к молодым зрителям.

— Снимая этот фильм, — рассказывает режиссер, — я, честно говоря, заранее представлял себе удивленные глаза некоторых девушек и юношей: как, неужели наши предки уже тогда, в VI веке, умели читать, писать, считать? Умели так заботиться о земле, дающей им хлеб? Умели жить так дружественно, понимая необходимость единения перед лицом врагов? Но ведь так оно было. Ученые имеют множество подтверждений этому. Однако их открытия не всегда становятся достоянием широких масс. Кинематограф же способен рассказать десяткам миллионов людей о прошлых веках зримо и конкретно. А молодежь непременно должна знать свои истоки. Вместе со знанием истории родной земли растет внутреннее достоинство человека, народа. Это очень существенный социальный и психологический момент в воспитании и духовном становлении молодого поколения. Так сможет оно осознать высокие понятия — Родина, патриотизм, — уже в юном возрасте, понять и принять духовную мощь своего народа, его традиции и вековую мудрость. Забвение же прошлого — и счастливого, и горького — своей земли печально сказывается на настоящем и будущем. Мы обязаны сохранить все то, что прошло через души наших предков, чтобы не утратить высокие нравственные критерии и такие извечно благородные понятия, как любовь, красота, материнство. Историческая картина имеет право на существование лишь в том случае, если способна всерьез, глубоко взволновать сегодняшнего зрителя, впрямую соприкоснуться с тревогами и надеждами нынешнего мира...

Ратибора в фильме играет молодой артист Владимир Антоник. В роли Всеслава снимался Борис Невзоров, которого зрители успели узнать и полюбить по телевизионному сериалу «Россия молодая». Невесту и жену Ратибора Млаву играет молодая ленинградская актриса Елена Кондулайнен, мать Ратибора Анею — известная актриса Людмила Чурсина. Ярко выступили в картине Иннокентий Смоктуновский — император Юстиниан и Маргарита Терехова — императрица Феодора.

Какой могла быть музыка в VI веке? Нот и записей не осталось. Неизвестно, какими были музыкальные инструменты, неизвестно, что пели, как пели. Алексей Рыбников написал музыку, раскрывающую глубинную суть многих таинственных, нежных и суровых, жестких и яростных языческих ритуалов древних славян. Однако музыка Рыбникова при всей ее этнографичности, видимо, покажется близкой современному зрителю.

Автор романа «Русь изначальная», по мотивам которого снята картина, Валентин Дмитриевич Иванов писал в своем дневнике: «Прошлое, сплетенное из многих нитей существований, намерений, дел народа, как бесконечный канат, никогда не разрывалось. Не было и не может быть так, чтобы предки наши все разом бросали, все рвали и начинали новое. Сегодняшнее сплетено из вчерашнего, а завтра мы все плетем из сегодняшнего». Эти слова писателя могли бы стать эпиграфом к фильму.

Накануне премьеры фильма «Смена» знакомит читателей с выдержками из дневников и писем Валентина Иванова

Счастливой писательской судьбой отмечено творчество Валентина Дмитриевича Иванова. Нет, его произведения не удостаивались высоких литературных премий, и имя его не часто упоминает критика. Но счастливая судьба писателя — это жизнь книг, созданных им и оставленных людям. Валентина Дмитриевича уже нет, а его книги живут своей большой независимой жизнью, утверждая себя и защищаясь собственной силой Прекрасного. Их постоянно переиздают, с каждым новым изданием увеличивая тиражи — двести, триста, восемьсот тысяч: так велик к ним интерес. Валентина Дмитриевича нет, а на его имя в издательства все идут и идут письма; в них благодарность, удивление, желание все знать о нем... Он не любил говорить о себе. Он искренне считал, что биография писателя — его книги. Пусть это так в главном: «душа творца в его твореньях», — и все же всегда хочется знать о создателе книг больше, чем могут это открыть сами произведения, знать, как начиналось все именно у него.

Приход Валентина Дмитриевича в литературу был не совсем обычным. Ни в юности, ни в более поздние годы он не помышлял о писательстве. Произошло это как-то неожиданно, само собой: случайный очерк в журнале, первая книга, «Энергия подвластна нам», в сорок девять лет, затем — «По следу», «Возвращение Ибадуллы». Начиная с 1955 года, выходят основные его произведения: «Повести древних лет», «Русь изначальная», «Русь Великая», которые и поставили его в ряд серьезных исторических писателей.

В своих исторических романах он никого не повторял, шел нехожеными тропами. Он брал для изображения малоизученные, но решающие в жизни нашего народа вехи, к которым никто из писателей еще не прикасался, — VI век, IX, XI... Он не боялся отступиться от устоявшихся взглядов на то или иное явление. Отстаивал право писать по-своему. Для этого нужен был именно незаурядный дар художника-мыслителя, нужно было определенное мужество. Все это у него было.

Почему вдруг от современной прозы, где все для него складывалось благополучно, он обратился к жанру исторического романа? Конечно, произошло это не случайно. Внутренне он был готов к многосложному труду писателя-историка. Он превосходно знал всемирную историю, следил за многими науками: этнографией, теорией эволюции, археологией, философией — круг интересов его был необъятен, он был человеком энциклопедических знаний. Но главное — он самозабвенно и осознанно любил свою землю, славную прародину Древнюю Русь и хотел сказать о ней слово Правды, защитить далекое прошлое от поспешных суждений и забвения.

Друзья Валентина Дмитриевича угадывают во многих героях его книг, в их размышлениях и движениях души черты его самого. Когда в «Руси изначальной» он рассказывает о россиче, он говорит и о себе: «Россиич всегда хотел невозможного. Вечно голодный душой, он жил стремленьем... Россича всегда жалит сомненье. Как бы не занесся он, наедине с собой знает: нет в тебе совершенства, нет, нет. И не умея восхититься собой, ищет высокого вне себя и свое счастье находит в общем».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены

в этом номере

Кому играть Вронского

О преемственности театральных традиций, о духовном воспитании молодых актеров

Провожая в армию

Девять парней одного призыва. Начало

Остров метелей

Отечество