Побег

Жозеф Кессель| опубликовано в номере №467-468, Ноябрь 1946
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Знаете ли вы, - продолжал Жербье, - что такое жизнь человека, поставленного вне закона, жизнь человека подполья? У него нет больше собственного облика или, вернее, у него столько различных обликов, что один, свой, настоящий, забыт. Он спит на чердаках или под прилавком магазина, в покинутом амбаре или на станционной скамье. Он не может больше видеть свою семью, за которой полиция установила слежку. Угроза быть схваченным висит над ним страшной тенью. Каждый день исчезают товарищ», их пытают, убивают... Он переходит из одного ненадёжного убежища в другое, бездомный, преследуемый, безвестный.

Жербье на мгновение замолчал, потом продолжал:

- Но он никогда не бывает один. В поле и на заводе он находит товарищей, находит друзей. Он находит их в рабочих посёлках и в замках, среди железнодорожников, торговцев и священников. Бедняк делит свой скудный паёк хлеба с тем, кто не имеет даже права войти в булочную, хотя сражается за все урожаи Франции...

Гак говорил Жербье. Слушая его, Легрен открывал совсем новую, зачарованную страну, населённую бесчисленными воинами, родину друзей, связанных священной клятвой. И имя этой клятвы было Движение сопротивления.

Однажды Легрен внезапно спросил:

- Мсье Жербье, вы руководитель Движения сопротивления?

Жербье пристально всмотрелся в горящее лицо юноши, он увидел на нём беспредельную честность и преданность.

- Я работал в главном штабе Движения, - ответил он. - Меня арестовали в Тулузе. Видимо, кто-то донёс. Доказательств нет. Они даже не осмелились судить меня. Вот и отправили сюда.

- Мсье Жербье, вы должны выйти отсюда, Вы нужны там... - сказал Легрен взволнованным, но твёрдым, очень твёрдым голосом.

И так как Жербье не ответил, юноша продолжал:

- У меня есть мысль... Она у меня уже очень давно. Я расскажу вам о ней сегодня ночью...

Жербье и Легрен простились. Жербье купил несколько сигарет у одного из охранников. Потом обошёл плато. На губах его была обычная усмешка. Он подходил к цели.

- Я изложу вам свой план, - прошептал Легрен, убедившись в том, что соседи крепко уснули. Он собрался с мыслями, тщательно подобрал слова и только тогда заговорил: - Что стоит на пути к свободе? Две вещи: колючая проволока и часовые. Насчёт колючей проволоки дело обстоит так, что не всюду почва находится на одном и том же уровне. Есть места, где можно подползти под заграждение.

- Я знаю все эти места, - проговорил Жербье.

- Теперь - часовые, - продолжал юноша. - Сколько минут вам нужно, чтобы добежать до дороги, по которой ходят патрули, пересечь её и скрыться в окружающей местности?

- Двенадцать... Самое большее пятнадцать, - ответил Жербье.

- Хорошо. Я могу сделать часовых слепыми даже на более продолжительное время.

- Тоже думаю и я, - спокойно сказал Жербье. - Для опытного электротехника нетрудно заранее подготовить аварию, чтобы прекратилась подача тока.

- Вы думали об этом, - прошептал Легрен, - и ни разу не сказали!...

- Я часто удивлялся тому, что вы, имея такие возможности, никогда их не использовали. Я ждал вашего предложения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены