Наше все

Елена Логунова|3 Декабря 2012, 15:55
  • В закладки
  • Вставить в блог

 - Что, она сейчас занята?

 - Так, немного,  - небрежно ответил Санчо.  - Полагаю, набрасывает сценарий апокалипсиса!

Я тихо застонала, потому что узнала этот женский голос. Моя двоюродная сестрица из Павлодара Машера, про которую я совсем забыла!

- Ну, тогда, может, хоть второе пришествие пройдет, как приличное шоу!  -заметила кузина и бесцеремонно распахнула дверь в мой кабинет: - Тёпа, неужели у тебя уже склероз?

 - Здравствуй, дорогая!

Я сделала приветливое лицо, привстала в кресле и повела рукой, приглашая родственницу не церемониться. Впрочем, этого от Машеры не дождешься. Она бухнулась на диван, взметнув подолом, попрыгала на подушках и показала мне большой палец:

- А ты тут хорошо устроилась! Молодец!

Я натужно улыбнулась, вышла из-за стола, мимоходом прикрыла окно (во дворе уже с полминуты бешено визжала автомобильная сигнализация), переступила через Машкины вытянутые ноги, выглянула в приемную и распорядилась:

- Саш, тащи кофе и сладкое, что у нас есть!

 - Тёпа?  - вне прямой связи с моими словами заинтересованно повторил Санчо и умиленно поморгал ресницами.

 - Забудь,  - хмуро велела я.

Машку захотелось отдать на растерзание каннибалам, зомби и скорпионам-мутантам.

В нашей семье испокон веков существует очаровательная традиция награждать детишек милыми домашними прозвищами. И, поскольку нет ничего более постоянного, чем временное, эти заменители приличных ФИО прилипают, как банный лист, - не оторвешь! В нежном возрасте девяти месяцев я получила от любящих родственников в пожизненное пользование домашнее прозвище Тёпа  - за то, что сосредоточенно озвучивала свои самые первые шаги: «Топ, топ, топ». Лет в пятнадцать, когда ко мне в гости стали заглядывать мальчики, я устроила родичам дикий скандал, категорически потребовав в присутствии посторонних людей называть меня человеческим именем, но это не очень помогло. Машка вот по-прежнему кличет меня, как младенца. Впрочем, сама она невозмутимо отзывается и на Машерочку, и на Масянделя.

 - Мань, прости, я забыла оставить тебе ключи,  - повинилась я за кофе с пирожными.

- Ты забыла, что мы приезжаем?  - не поверила сестрица.

- Мы?

У меня упало сердце. Это Машкино «мы» могло означать только одно: она приехала не в единственном числе, а со своими «короедами». В таком случае, мою забывчивость, действительно, можно было объяснить только очень тяжелой формой склероза, если вообще не амнезией. Машкины потомки Дуся и Руся производят стойкое и тяжелое впечатление даже на очень закаленных людей  -цирковых укротителей, сотрудников террариумов и заслуженных работников переполненных сумасшедших домов.

- Детки ждут меня во дворе,  - сообщила Машера.

Сразу стало понятно, почему в одном дворе с Дусей и Русей слаженным хором орут автомобильная сигнализация, коты и дворник дядя Митя. Я поспешно поставила чашку, с не прожеванным куском пирожного за щекой метнулась к столу и вытряхнула на него всё содержимое своей сумки:

- Вот ключи от квартиры, езжайте домой!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этой теме

Елена Логунова - детям

Веселые, добрые, яркие, новые книжки от веселого, доброго и яркого автора :)

в этой рубрике

Моя голова

Рассказ

Сергей Заяицкий. «Человек без площади»

Рассказ. Публикация - Станислав Никоненко