Мистификация Серебряного века

Светлана Бестужева-Лада|29 Января 2014, 10:34| опубликовано в номере №1791, Январь 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

28 мая 1877 года родился Максимилиан Волошин

 

 

Опубликовано в № 1, 2014


 

Мистификация Серебряного века

 

Ранней осенью 1909 года литературный Петербург был потрясен: появилась новая, безумно талантливая и столь же загадочная поэтесса, которая прислала в только что созданный журнал «Аполлон» письмо на надушенной бумаге, переложенное сухими листочками полыни, с потрясающими, романтичными и возвышенными стихами. Подписи не было – лишь буква «Ч». Главный редактор «Аполлона» Сергей Маковский был одновременно восхищен и заинтригован. Даже не столько стихами, сколько вырисовывавшимся в сопроводительном письме, написанном по-французски, образом юной и пленительной девушки с загадочной и печальной судьбой. Вскоре раздался телефонный звонок, и Маковский услышал обворожительный голос «прекрасной поэтессы».Вся редакция журнала (между прочим, в ее состав входили Иннокентий Анненский, Вячеслав Иванов, Николай Гумилев и Михаил Кузьмин) единодушно решила опубликовать стихи неизвестной – раскрывшей, наконец, свое имя: Черубина де Габриак. И началась блистательная и совершенно фантастическая литературная мистификация, подготовленная известным поэтом Максимилианом Волошиным и воплощенная в жизнь мало кому известной поэтессой Елизаветой Дмитриевой…

 

Она родилась в 1887 году в бедной дворянской семье. Отец - учитель чистописания в гимназии – рано умер от туберкулеза, костным туберкулезом болела в детстве и Елизавета - Лиля, на всю жизнь оставшаяся хромой. Окончив гимназию, она училась в Петербургском женском педагогическом институте, слушала лекции в Петербургском университете и даже в Сорбонне.

Потом преподавала историю в женской гимназии и занималась переводами с испанского языка. Писала мистические стихи, но не печаталась: застенчивая, скромная, хромая девушка не могла заинтересовать своими стихами ни одного редактора. Хотя внешность ничуть не мешала ей в личной жизни – поклонники появились у Лили с тринадцати лет, а через два года большинство ее связей были отнюдь не платоническими.

Впрочем, стихи ее были не так, чтобы уж очень хороши – разве что чуть выше среднего уровня. И если бы не случайная встреча с Максимилианом Волошиным, имя Елизаветы Дмитриевой было бы давно и прочно забыто.

Но назвать Лилю заурядной личностью было бы тоже несправедливо. Она была особенная, но не потому, что писала стихи, а потому, что ее внутренний мир практически представлял собой чистый лист для любого, кто пожелал бы создать новую Галатею. Волошин как раз и пожелал, задумав удивительную мистификацию, для осуществления которой Лиля была идеальным материалом. Тем более что она без памяти влюбилась в Макса – да в него влюблялись практически все женщины, включая Марину Цветаеву!

Литературная мистификация начала XX века, известная как поэтесса Черубина де Габриак, имеет приличную библиографию: написано несколько книг, очень много статей и несколько очерков воспоминаний. Но настораживает несколько странных несоответствий и реакция достаточно известных людей на это событие.

Прежде всего – реакция Анны Андреевны Ахматовой. Она до конца своих дней не простила Волошину этой истории и не желала иметь с ним ничего общего. Анна Андреевна держалась в стороне, но, так или иначе, знала почти всех участников мистификации, и уж лучше, чем кто бы то ни было знала, что Николай Гумилев никогда не делал предложения Елизавете Дмитриевой и, тем более, не «домогался ее руки», как это постоянно подчеркивается в дневниках Волошина.

В общем, болезненная психика Дмитриевой и буйная фантазия Волошина превратили заурядное знакомство в «пылкий роман» между Лилей и Гумилёвым. Роман, в который поверили практически все, не считая нужным даже задуматься над деталями или сопоставить факты и даты.

Пока же Лиля, еще до знакомства с Волошиным, обручилась со студентом-мелиоратором Всеволодом Николаевичем Васильевым, который пронес любовь к ней через всю свою жизнь, пережив жену почти на пятнадцать лет. Но в Париж в 1907 году Дмитриева поехала одна.

Там, в мастерской одного из русских художников, она познакомилась с Николаем Гумилёвым. Это было лишь случайное знакомство, сразу же выпавшее из памяти двадцатилетнего юноши, только что окончившего гимназию и приехавшего завершить образование во Франции и Италии. Вряд ли он предполагал, что мимолетная встреча с экзальтированной барышней будет иметь какие-то последствия.

Вернувшись из Парижа, Дмитриева начала преподавать в Петровской женской гимназии. Она также печатала в теософских журналах переводы из испанской поэзии, влилась в артистическую жизнь столицы, посещала лекции в Академии художеств и знаменитые литературные собрания в «Башне» Вячеслава Иванова, где  познакомилась с Волошиным  и немедленно влюбилась, причем не без взаимности: их роман начался практически сразу.

Запись о встрече с Дмитриевой в дневнике Волошина помечена 18 апреля 1908 года:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Я не претендую на какую-то элитарность

6 декабря 1958 родился актер Александр Балуев

Свет незакатный

9 июля 1751 года родился Николай Петрович Шереметьев

Писавший о себе

14 августа 1867 года родился Джон Голсуорси

в этом номере

Незабываемый "Дядя Степа"

13 марта 1913 года родился Сергей Михалков

Божественная Сара

22 октября 1844 года родилась Сара Бернар