Мистификация Серебряного века

Светлана Бестужева-Лада|29 Января 2014, 10:34| опубликовано в номере №1791, январь 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

28 мая 1877 года родился Максимилиан Волошин

 

 

Опубликовано в № 1, 2014


 

Мистификация Серебряного века

 

Ранней осенью 1909 года литературный Петербург был потрясен: появилась новая, безумно талантливая и столь же загадочная поэтесса, которая прислала в только что созданный журнал «Аполлон» письмо на надушенной бумаге, переложенное сухими листочками полыни, с потрясающими, романтичными и возвышенными стихами. Подписи не было – лишь буква «Ч». Главный редактор «Аполлона» Сергей Маковский был одновременно восхищен и заинтригован. Даже не столько стихами, сколько вырисовывавшимся в сопроводительном письме, написанном по-французски, образом юной и пленительной девушки с загадочной и печальной судьбой. Вскоре раздался телефонный звонок, и Маковский услышал обворожительный голос «прекрасной поэтессы».Вся редакция журнала (между прочим, в ее состав входили Иннокентий Анненский, Вячеслав Иванов, Николай Гумилев и Михаил Кузьмин) единодушно решила опубликовать стихи неизвестной – раскрывшей, наконец, свое имя: Черубина де Габриак. И началась блистательная и совершенно фантастическая литературная мистификация, подготовленная известным поэтом Максимилианом Волошиным и воплощенная в жизнь мало кому известной поэтессой Елизаветой Дмитриевой…

 

Она родилась в 1887 году в бедной дворянской семье. Отец - учитель чистописания в гимназии – рано умер от туберкулеза, костным туберкулезом болела в детстве и Елизавета - Лиля, на всю жизнь оставшаяся хромой. Окончив гимназию, она училась в Петербургском женском педагогическом институте, слушала лекции в Петербургском университете и даже в Сорбонне.

Потом преподавала историю в женской гимназии и занималась переводами с испанского языка. Писала мистические стихи, но не печаталась: застенчивая, скромная, хромая девушка не могла заинтересовать своими стихами ни одного редактора. Хотя внешность ничуть не мешала ей в личной жизни – поклонники появились у Лили с тринадцати лет, а через два года большинство ее связей были отнюдь не платоническими.

Впрочем, стихи ее были не так, чтобы уж очень хороши – разве что чуть выше среднего уровня. И если бы не случайная встреча с Максимилианом Волошиным, имя Елизаветы Дмитриевой было бы давно и прочно забыто.

Но назвать Лилю заурядной личностью было бы тоже несправедливо. Она была особенная, но не потому, что писала стихи, а потому, что ее внутренний мир практически представлял собой чистый лист для любого, кто пожелал бы создать новую Галатею. Волошин как раз и пожелал, задумав удивительную мистификацию, для осуществления которой Лиля была идеальным материалом. Тем более что она без памяти влюбилась в Макса – да в него влюблялись практически все женщины, включая Марину Цветаеву!

Литературная мистификация начала XX века, известная как поэтесса Черубина де Габриак, имеет приличную библиографию: написано несколько книг, очень много статей и несколько очерков воспоминаний. Но настораживает несколько странных несоответствий и реакция достаточно известных людей на это событие.

Прежде всего – реакция Анны Андреевны Ахматовой. Она до конца своих дней не простила Волошину этой истории и не желала иметь с ним ничего общего. Анна Андреевна держалась в стороне, но, так или иначе, знала почти всех участников мистификации, и уж лучше, чем кто бы то ни было знала, что Николай Гумилев никогда не делал предложения Елизавете Дмитриевой и, тем более, не «домогался ее руки», как это постоянно подчеркивается в дневниках Волошина.

В общем, болезненная психика Дмитриевой и буйная фантазия Волошина превратили заурядное знакомство в «пылкий роман» между Лилей и Гумилёвым. Роман, в который поверили практически все, не считая нужным даже задуматься над деталями или сопоставить факты и даты.

Пока же Лиля, еще до знакомства с Волошиным, обручилась со студентом-мелиоратором Всеволодом Николаевичем Васильевым, который пронес любовь к ней через всю свою жизнь, пережив жену почти на пятнадцать лет. Но в Париж в 1907 году Дмитриева поехала одна.

Там, в мастерской одного из русских художников, она познакомилась с Николаем Гумилёвым. Это было лишь случайное знакомство, сразу же выпавшее из памяти двадцатилетнего юноши, только что окончившего гимназию и приехавшего завершить образование во Франции и Италии. Вряд ли он предполагал, что мимолетная встреча с экзальтированной барышней будет иметь какие-то последствия.

Вернувшись из Парижа, Дмитриева начала преподавать в Петровской женской гимназии. Она также печатала в теософских журналах переводы из испанской поэзии, влилась в артистическую жизнь столицы, посещала лекции в Академии художеств и знаменитые литературные собрания в «Башне» Вячеслава Иванова, где  познакомилась с Волошиным  и немедленно влюбилась, причем не без взаимности: их роман начался практически сразу.

Запись о встрече с Дмитриевой в дневнике Волошина помечена 18 апреля 1908 года:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этой рубрике

Божественная Сара

22 октября 1844 года родилась Сара Бернар

Песня для нас

17 августа 1942 года родился Муслим Магомаев

"Лунная ночь на Днепре"

27 января 1841 года родился Архип Иванович Куинджи

в этом номере

Незабываемый "Дядя Степа"

13 марта 1913 года родился Сергей Михалков

Божественная Сара

22 октября 1844 года родилась Сара Бернар