Ленин. Октябрь. Молодежь. Часть пятая

Владимир Десятерик| опубликовано в номере №1202, Июнь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ленин тепло взглянул на нас и ласково промолвил:

– Хорошо, товарищи, очень хорошо. Большое вам спасибо!..

И неожиданно для нас обратился к секретарю:

– Примите, пожалуйста, посылку у товарищей, сделайте опись и немедленно отправьте все в детский интернат...

В 1919 году к Владимиру Ильичу обращается народный комиссар по просвещению А. В. Луначарский с ходатайством, чтобы органы Наркомпрода позаботились об улучшении питания слушателей центральной школы советской работы и московских курсов для рабочих и крестьян, готовящихся в инструкторы физического труда. Анатолий Васильевич просит В. И. Ленина «...поговорить с продовольственниками о каких-нибудь мерах к поднятию питания 1100 молодых людей, которые несомненно будут прекрасными работниками Советской власти».

Год 1920-й

2 января Владимир Ильич направил телеграмму в Подольский исполком и копию в Московский губисполком: «В селе Александрове Подольского уезда Московской губернии некто Терехин от имени Коммунистического союза молодежи занял, вопреки прямому распоряжению Наркомпроса, кружевную школу, арестовал учительницу и вывез часть имущества. Немедленно освободите школу, верните взятые оттуда вещи как самой школы, так и учительниц, дайте учительницам возможность спокойно работать. Расследуйте незаконные действия Терехина для предания его суду.

Исполнение донесите».

ВЧК дважды направляла комиссии в с. Александрове Выяснилось, что 5 декабря 1919 года Подольский уездный исполком постановил передать пустовавшее помещение бывшей кружевной школы комсомольской и партийной ячейкам для проведения культурно-просветительной работы. Заведующая школой Шатова отказалась выполнить распоряжение исполкома. Тогда была создана приемочная комиссия из шести человек, в состав которой включили и Терехина. Шатова обратилась с жалобой в Наркомпрос «на незаконные действия Терехина», о чем было доложено В. И. Ленину. Обе комиссии уличили Шатову в искажении фактов и в клевете.

В. И. Ленин еще один раз возвращался к этому вопросу. Сохранились его подчеркивания на записке секретаря от 28 февраля 1920 года о направлении одной из комиссий в Подольск. Там же имеется и распоряжение В. И. Ленина: «Сохранить мне и напомнить».

9 января Владимир Ильич подписывает постановление Совета Обороны о передаче призванных студентов высших технических учебных заведений в распоряжение Народного комиссариата путей сообщения.

16 января Владимир Ильич председательствует на заседании Совета Обороны, где обсуждался проект постановления об освобождении от призыва студентов-специалистов радиотелеграфа и телефона.

21 января Владимир Ильич подписывает протокол заседания Малого Совнаркома, где, в частности, было решено: «...Образовать в смете НК Просвещения на 1920 г. особый фонд в сумме: 6000000 р. на поддержание молодых дарований, каковую сумму предложить НК Просвещения включить в свою смету на 1920 год». Это решение было принято по следующему обращению А. В. Луначарского в Совнарком в середине января 1920 года: «В моей практике беспрестанно встречаются случаи, требующие немедленной помощи... для поддержания молодых талантов – выходцев из народа, лишенных средств к существованию и не могущих озаботиться развитием своего дарования... Напоминаю, что наши предшественники в эпоху Великой французской революции весьма рационально тратили большие суммы на поддержку молодых талантов».

30 января Владимир Ильич подписывает постановление Совета Обороны об учете лиц мужского пола в возрасте 16 и 17 лет, подлежащих допризывной подготовке и всеобщему воинскому обучению.

30 января под председательством Владимира Ильича Совет Обороны принимает постановление об откомандировании из Красной Армии, тыловых и гражданских учреждений студентов горнотехнических учебных заведений.

22 февраля Владимир Ильич получает телеграмму из Единого разгрузочного отдела (ЕРО) Казанской железной дороги: «На ст. Москва Казанской ж. д. прибыл в адрес Председателя Совнаркома 1 вагон проса за № 458765 по накладной 2378. ЕРО просит срочно указать, куда доставить груз». Он адресует ее члену коллегии Наркомпрода А. Б. Халатову с резолюцией: «Если можно, прошу для детей».

4 марта Владимир Ильич председательствует на заседании Совнаркома, где обсуждался проект декрета о суде над несовершеннолетними, обвиняемыми в общественно опасных действиях. Он пишет заметки к проекту декрета, дополнения к пунктам четыре и шесть, делает пометки на проекте и вносит в него исправления.

В. И. Ленина интересует, в частности, вопрос: «Психологию детей кто знает? судьи или экспертиза?» Он заботится о том, чтобы были выработаны формы отчетности о каждом случае привлечения несовершеннолетних и рассмотрения дела о них; об организации лечебно-воспитательных учреждений для дефективных несовершеннолетних.

5 марта Владимиру Ильичу направляет письмо А. В. Луначарский, возглавлявший в то время Совет защиты детей. «Чрезвычайные обстоятельства, – говорится в письме, – вынуждают Совет защиты детей обратиться к Вам с просьбой оказать ему содействие в реэвакуации детей колонистов, отправленных летом минувшего года в колонии на Украине. Всего при посредстве Совета защиты детей было вывезено туда из Москвы свыше 20000 детей, но быстрое продвижение Деникина заставило большинство колоний спешно вернуться в Москву, но около 2000 детей (из Басманного района, Бутырского района, и железнодорожников) своевременно выехать не успели и перенесли ряд тяжелых испытаний в бытность у Деникина.

В настоящее время дети все освобождены (колонии находятся в Миргороде Кобелякского уезда Полтавской губ.), им послано все необходимое, но положение их таково (преимущественно со стороны сыпнотифозной эпидемии), что родители предъявляют районам и Совету защиты детей категорическое требование о возвращении детей». Далее в письме содержалась просьба оказать содействие, чтобы санпоезда, в которых будут ехать дети, пропускались в первую очередь. В противном случае здоровью детей угрожает серьезная опасность.

22 апреля из Полтавы отправился первый санитарный поезд с детьми московских рабочих, о чем тут же было сообщено Владимиру Ильичу.

6 марта в речи на заседании Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов Владимир Ильич, говоря о задаче создания государственного контроля, особо подчеркивает: «Вы получите этот аппарат посредством рабочих и крестьянских масс, посредством рабоче-крестьянской молодежи, в которой пробудилось в невиданной степени самостоятельное желание, готовность и решимость самим взяться за дело государственного управления». И в конце выступления он выражает надежду и уверенность в том, что Московский Совет «...почерпнет новые силы из молодежи и возьмется за дело хозяйственного строительства так энергично и твердо, с таким упорством, с каким мы брались за военное дело...»

15 марта, получив телеграмму от религиозных общин, в которой сообща лось, что один вагон хлеба из собранных ими пожертвований направляется председателю Совнаркома, Владимир Ильич накладывает резолюцию: «Прошу направить этот вагон в Совет защиты детей».

Ранее 16 марта Владимир Ильич направляет наркому просвещения на отзыв стихи молодого поэта Варакина, который обращался с просьбой оказать ему материальную поддержку. 16 марта А. В. Луначарский сообщил В. И. Ленину: «...Вы прислали мне письмо молодого поэта Варакина. Должен сказать, что стихи его, которые он, очевидно, показывает как образцы самых лучших своих, «достойных» Пушкина произведений, слабенькие, довольно бессодержательные и с внешней стороны просто гладкие, как пишет большинство гимназистов. Заносчивость же его превышает все меры... У меня есть немало молодых людей, гораздо более заслуживающих поддержки. Но, конечно, 6 тысяч деньги пустые, и в моем распоряжении есть некоторый фонд, из которого я могу отпускать пособия молодым дарованиям. Если Вы найдете это нужным, я немедленно пошлю ему 6 тысяч»...

16 марта Владимир Ильич пишет на телеграмме Рыбинского районного управления водного транспорта резолюцию об отсрочке от призыва в армию ста пятидесяти учеников техникума водного транспорта. На следующий день им было подписано специальное постановление Совета Обороны по этому вопросу и направлена телеграмма рыбинскому военкому.

19 марта Владимир Ильич подписывает постановление Совета Обороны о демобилизации из армии всех лиц, работавших ранее в качестве врачей, педагогов, надзирателей, воспитателей и специалистов-мастеров по борьбе с детской преступностью.

24 марта Владимир Ильич подписывает декрет Совнаркома о срочном выпуске инженеров-специалистов, согласно которому в высших технических учебных заведениях весной и летом организуются усиленные занятия, с тем чтобы произвести ускоренный выпуск инженеров не позднее осени 1920 года.

Не ранее 24 марта Владимир Ильич пишет резолюцию на письме правления «Лиги спасения детей», обратившегося в Совнарком с просьбой о разрешении послать за границу делегацию для выяснения условий закупки детям товаров и транспортирования их в Россию: «Запросить тов. Дзержинского. Я прошу дать отзыв. (Я думаю, это подвох)». Отвечая Владимиру Ильичу, Ф. Э. Дзержинский высказывается против этой поездки: «Считаю отпуск для этой цели за границу Кусковой, Салтыкова (бывшего товарища министра) и других вредным». И добавлял, почему: «Нет ни одного признающего честно Советскую власть. По существу тоже полагаю, что кормить наших детей не заграница будет».

В марте Владимир Ильич пишет записку А. В. Луначарскому следующего содержания: «Под Питером взять ряд монастырей для помещения дефективных и беспризорных детей и подростков».

В конце марта А. М. Горький посылает в Москву из Петрограда сыну (М. А. Пешкову) рекомендательную записку: «Этих людей – Гурвича и Идзона – необходимо провести к Ильичу. Звони ему и скажи, что я очень прошу его принять делегатов от Петроградского технологического института».

Студенты Р. М. Гурвич и Л. И. Идзон были командированы в Москву студенческой сходкой Петроградского технологического института, состоявшейся в начале марта 1920 года, «с целью доложить Предсовнаркома тов. Ленину и высшим руководителям заинтересованных учреждений резолюцию сходки о необходимости деятельного участия студентов-технологов в борьбе с разрухой». Студентами, в частности, выдвигались предложения, каким образом возможно ускорить завершение учебы в институте как можно большему количеству людей. Позднее декретом Совнаркома была поддержана идея о срочных выпусках. «С этого момента начинается подъем кривой жизни высших технических школ, состояние анабиоза, в котором находились они, а также и Технологический институт, прекращается. Жизнь и силы постепенно начинают вливаться в Институт».

2 апреля Владимир Ильич получает письмо от А. М. Горького и, подчеркнув в нем несколько строк, направляет на отзыв А. В. Луначарскому. «...Обращаю Ваше внимание, – писал А. М. Горький, – на необходимость принять решительные меры по борьбе с детской преступностью. Теперь, будучи ознакомлен с положением этого вопроса, я знаю, как ужасно быстро развивается зараза преступности. В Петрограде насчитывается свыше 6000 детей преступников от 9 до 15 лет, все это рецидивисты и среди них немало убийц. Есть 12-летние, за коими считается по три убийства. Изоляция не достигает цели. Необходимы иные меры, и я предлагаю организовать «Лигу борьбы с детской преступностью», куда мною будут приглашены все наиболее авторитетные деятели по вопросам воспитания дефективных детей, по вопросу о борьбе с преступностью детей. С этим необходимо спешить...»

14 мая заведующая Отделом охраны детства при Наркомпросе А. И. Ульянова-Елизарова в письме А. В. Луначарскому (копия была направлена В. И. Ленину) высказывалась против организации Лиги- на том основании, что уже существуют специальные государственные учреждения для этих целей. Касаясь предложения А. М. Горького о привлечении к борьбе с детской дефективностью всех специалистов в этой области, она отвечала, что «таковые уже и в Москве и в Петрограде привлечены», и одновременно приглашала автора письма «принять участие в означенной работе и указать тех лиц, кои могут быть полезны и кои еще не привлечены».

В начале апреля Владимир Ильич, беседуя с делегатами IX съезда РКЛ(б) от Конной армии К. Е. Ворошиловым и С. М. Буденным, в ответ на сообщение последнего о том, что конармейцы прислали ему скромный подарок – вагон муки и сахара, сказал:

– Да, ничего себе скромный!.. Большое спасибо, товарищ Буденный. Пере дайте мою благодарность конармейцам. А что касается их подарка, то извините, лично для себя принять его не могу, не имею права. Прошу передать муку и сахар детским домам. Для меня же лучшим подарком являются ваши победы на фронте.

19 апреля Владимир Ильич, подчеркивая важное значение мобилизации всех сил во имя победы на фронте труда, говорил делегатам III Всероссийского съезда рабочих текстильной промышленности: «...Задачи трудового фронта... неизмеримо труднее. Но если для Красной Армии нужны были только мужчины, то сейчас на трудовой фронт должны быть брошены все трудоспособные силы страны, и мужчины, и женщины, даже подростки...»

Ранее 22 апреля Владимиру Ильичу Н. К. Крупская передает содержание письма, полученного ею от комсомольцев одного из районов Москвы. Готовя большое собрание молодежи в дни подготовки к конгрессу Коминтерна, комсомольцы обратились к работнику ЦК РКСМ Л. Шацкину, участвовавшему в учредительной конференции по созданию КИМа, с просьбой выступить перед ними. Вначале согласившись, а затем узнав, что ребята не смогут прислать за ним машину, Шацкин наотрез отказался. «Не буду я месить грязь ботинками», – сказал он комсомольцам и бросил трубку. Комсомольцы писали Н. К. Крупской, что таким образом был сорван большой митинг.

Разделяя возмущение всех участников беседы таким поведением члена ЦК РКСМ, Владимир Ильич, как свидетельствует в своих воспоминаниях С. С. Виноградская, заметил:

– Этого парня я знаю, он неплохой, очень смышленый и преданный, но он старается во всем подражать взрослым. Эту спесь с него легко сбить: его надо вызвать и сделать хорошую головомойку. Беда в том, что взрослые часто подают молодежи плохой пример, а ведь молодежь очень восприимчива.

И дальше автор воспоминаний продолжает: «На юбилейном вечере в честь пятидесятилетия Владимира Ильича, устроенном Московским комитетом партии вскоре после этого, Ленин в своей краткой ответной речи предостерегал от зазнайства, чванства, барства. Многие недоумевали по поводу такого выступления Владимира Ильича на вечере, посвященном ему лично, – оно совершенно не соответствовало торжественности момента. Но мало кто знал, что, пробирая некоторых партийцев, Ленин в то же время метил и в комсомольцев, подобных Шацкину».

23 апреля Владимир Ильич принимает представителей Туркестанского фронта, которые привезли в подарок к его пятидесятилетию двадцать вагонов с хлебом. Он дает указание десять из доставленных вагонов передать рабочим торфяных разработок, остальные – детям Москвы, Петрограда и Иваново-Вознесенска.

1 мая Владимир Ильич беседует с юными участниками коммунистического субботника в Москве. Вот рассказ одного из участников этой встречи, Б. Кудинова, которому два года спустя вручили на Красной Пресне пионерский билет номер один: «В день Всероссийского коммунистического субботника, 1 мая 1920 года, я, тринадцатилетний юнец, вместе со своими сверстниками и взрослыми москвичами работал по приведению в порядок заброшенного скверика у Китайгородской стены на бывшей Театральной площади. Вдруг мой взгляд привлекла открытая легковая автомашина, приближавшаяся к скверу по неровной булыжной мостовой. В машине был Владимир Ильич Ленин. Увидев его, я бросил корягу, которую тащил в это время, и с криком: «Ребята! Ильич!» – бросился к подъехавшей машине.

Детвора в один миг облепила машину со всех сторон, а мне и еще нескольким счастливцам удалось вскочить на подножку.

Улыбающийся Ильич спросил, что за ребята трудятся на субботнике. Мы все чуть ли не хором ответили, что работают юные коммунисты Москвы.

Ильич похвалил нас за усердие, поздравил с праздником 1 Мая, и его машина тронулась дальше...»

1 мая Владимир Ильич после субботника беседует с молодыми рабочими. Как вспоминает П. С. Заславский, «к Ленину подошла молодая работница комсомолка Наташа Смирнова с Остроумовской фабрики.

– Владимир Ильич, – спросила она, – ну хорошо, кончим войну, а вот до коммунизма мы доживем?

Ленин внимательно посмотрел на нее и ответил:

– Да, вы доживете до коммунизма, а ваши дети не смогут даже себе представить, что было время, когда один чело век владел домами, фабриками, всеми богатствами, а тысячи рабочих не имели своего угла и даже хлеба вдосталь...»

5 мая Владимир Ильич выступает на площади у Большого театра перед красноармейцами, отправлявшимися на польский фронт. Маршевые молодые рабоче-крестьянские батальоны и провожавшие их части Московского гарнизона были построены на Театральной (ныне Свердлава) площади. Правый фланг их примыкал непосредственно к зданию театра. С небольшой трибуны, сооруженной в сквере, и обращался Ленин к молодежи, отправляющейся на защиту республики.

«Владимир Ильич был в полном восхищении, увидя этих молодых бойцов. Он сказал про них, что это и есть та настоящая смена старой большевистской гвардии, которая действительно может перевернуть весь мир», – вспоминал В. Д. Бонч-Бруевич. После общего митинга батальоны питерской молодежи направились на площадь Московского Совета, чтобы выслушать напутственное слово Владимира Ильича. В два часа дня с балкона Моссовета он произнес краткую призывную речь, с большим вниманием выслушанную молодыми бойцами.

7 мая Владимир Ильич выражает благодарность тридцатому полку красных коммунаров Туркестанского фронта за присланные макароны и муку, которые, как сообщается в ленинском письме, «...переданы мною детям города Москвы».

12 мая Владимир Ильич принимает парад XI выпуска 1-х Московских пулеметных курсов. Поздравив выпускников, пожелав им успеха в борьбе с врагами, он по просьбе молодых красных командиров-пулеметчиков фотографируется с ними.

Ранее 14 мая Владимир Ильич в беседе с норвежским коммунистом Якобом Фриисом заметил: «Мы страдали от того, что у нас был сравнительно тонкий слой людей, способных управлять. Пришлось молодых рабочих в возрасте

20 лет ставить на ответственные посты».

Не позднее 16 мая Владимир Ильич беседует с А. Б. Халатовым об обеспечении продовольствием общественного питания детей.

17 мая Владимиру Ильичу вместе с документами о «Совете защиты детей» направляет письмо А. И. Ульянова-Елизарова, работавшая в то время заведующей Отделом охраны детства при Наркомпросе. «Дорогой Володя! – говорится в письме. – Посылаю тебе вместо телефонограммы курьера, чтобы приложить документы о Совете защиты детей. Из них ты увидишь, что НКПрод систематически не дает на детское питание по норме. Этот список можно было бы чрезвычайно удлинить. Дети во многих местах вымирают... Пожалуйста, окажи содействие, чтобы дети не были обижены и чтобы не нарушался декрет о защите детей».

27 мая Владимир Ильич делает пометки и пишет дополнение к проекту постановления Совнаркома о высших технических учебных заведениях.

В мае к Владимиру Ильичу обращается с запиской А. И. Ульянова-Елизарова, просит его помощи в обеспечении детских учреждений постельными принадлежностями. «Мне была подана мысль, – пишет она, – попытаться таким путем, между прочим, заткнуть дыру, попросить тебя подписать, что ты считаешь это возможным (в дворцах, особенно загородных, имеется большая масса постельного белья и подушек)».

Весной Владимир Ильич встречается с комсомольцами, возвратившимися с фронтов гражданской войны.

«Около тридцати комсомольцев, – вспоминал позднее В. Д. Бонч-Бруевич, – явились к Владимиру Ильичу, который с большой охотой, по-отечески заботливо принял эту делегацию у себя в кабинете в Кремле. Когда эта молодежь вошла к нему строго, по-военному, он ласково пожал каждому руку и пригласил сесть.

Владимир Ильич, видимо, сразу подметил их душевное состояние как действительно великий сердцевед, быстро угадывавший настроение тех, с кем он общался... Владимир Ильич говорил о том, что их участие в этом великом походе, их бои, сражения и жертвы никогда не забудет революционная Россия, революционный пролетариат и наша партия.

– Вы приобрели уже жизненный опыт, – говорил он им, – вы видели жизнь такой, какая она есть на самом деле. Вы возвращаетесь к мирному строительству выросшими, окрепшими, коммунистически более организованными...

Нам нужно биться за культуру, ведь мы отстали страшно... У нас нет самого необходимого в этой области, самого примитивного.

– Конечно, – продолжал он, – со многим можно и должно бороться общегосударственными мерами, переустройством всего общества, но многое, очень многое зависит от нас самих. Так вот, надо пойти по рабочим районам и начать простую борьбу за чистоту,' за опрят ность, за грамотность. Надо вам по крыть рабочие кварталы такими органи зациями, борющимися за культуру, кото рые бы неустанно и неуклонно проводи ли в жизнь все требования культуры. Только эта работа длительная, упорная, трудная, но чрезвычайно важная, и мы должны ее сделать во что бы то ни стало».

4 июня Владимир Ильич подписывает декрет Совнаркома о высших технических учебных заведениях, которым обязывалось привести преподавание во втузах в соответствие с потребностями народного хозяйства РСФСР, создать рабочие факультеты при всех высших технических учебных заведениях.

Продолжение. Начало в №№ 1, 7, 8, 10.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены