Компас лейтенанта Рофато

Евгений Ивин| опубликовано в номере №1063, Сентябрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

В дни работы международного Ленинского симпозиума в Алма-Ате я познакомился в зале заседаний с молодым африканцем – одним из участников этой встречи.

В основу моего рассказа легла подлинная история этого человека. По его просьбе я лишь изменил имена действующих лиц и несколько сместил события во времени.

Автор

Самолет сделал крен влево, и лейтенант Рофато увидел молочную полоску реки Саниаты. С высоты двух тысяч метров он разглядел хижины небольшой деревушки, буйволов на лугу. На берегу реки пыхнул белым дымом костер; видно, бросили в него сырых веток. Рофато взглянул на компас, подвинул штурманскую линейку по карте и быстро сделал расчет. От границ Мозамбика более пятисот миль. Поворот к югу на двадцать градусов – и до Датта меньше двухсот миль. Если же сейчас сделать поворот к северу на сорок пять градусов, то минут через пятьдесят Родезия останется позади.

«В Замбии тебя встретит товарищ Ндуале», – вспомнил Рофато наставления Жуана. «До Замбии еще надо добраться. – Лейтенант с тревогой подумал тогда о первом пилоте капитане Сарифе, который сейчас сидел за штурвалом. – Вдруг он упрется? Что тогда, товарищ Жуан? – мысленно продолжал Рофато свой разговор с членом ЦК партии. – Капитан Сариф может и не подчиниться...»

Рофато механически взглянул на часы и вниз, на виляющую полоску реки. Справа, у горизонта, густые тропические леса переходили в саванну. «Пожалуй, пора», – подумал лейтенант. Он взглянул на капитана и прижал ларинги к горлу.

– Сариф, что ты думаешь об этих трех в грузовом отсеке?

– Политические персоны, иначе не заковали бы их в кандалы. И потом я не слышал, чтобы на военном самолете возили обыкновенных уголовников. Ты обратил внимание на шефа ПИДЕ ? С таким облегчением он вздохнул, когда посадил их в самолет...

– А какого черта мы их тащим в Южную Родезию? Места не нашлось в Мозамбике? Вон какой лагерь имеется! Говорят, еще никто оттуда не убегал. А могли бы и в Португалию, в крепость...

– Думаю, насолили они Яну Смиту чем-то, вот наше начальство и решило их ему подбросить.

– Посмотрю, как они там устроились. – Лейтенант Рофато повесил на штурвал наушники, открыл шкаф и достал объемистый портфель. Неторопливо вытащил из него приклад автомата, ствол, натренированным движением соединил их, ловко защелкнул кассету с патронами и оттянул затвор. Рофато лишь секунду помедлил и решительно распахнул дверь. Справа, прижавшись друг к другу, скованные наручниками, сидели трое арестованных – изможденные, неопределенного возраста. Один повернул голову к Рофато. На лейтенанта смотрели глубоко запавшие, с лихорадочным блеском глаза. Двое других сидели неподвижно, с закрытыми глазами, откинувшись к борту. Рофато показалось, что они без сознания.

Напротив устроились трое полицейских. Их автоматы лежали на коленях, фуражки висели на крючках. Отдельно от них сидел офицер. Он спал, подперев голову рукой.

Рофато прикрыл за собой дверь в пилотскую кабину и вскинул автомат.

– Ну-ка, бросьте оружие на пол1 – приказал он громко.

Полицейские растерянно задвигались, с надеждой оглядываясь на офицера, но тот продолжал спать.

– Долго я буду ждать?

Первым бросил автомат пожилой толстый полицейский. За ним смуглый, скуластый крепыш, родившийся от брака португальца и африканки; третий же, худой, с желчным лицом и широко расставленными глазами, положил ладони на автомат и смотрел на Рофато со страхом и ненавистью. Вдруг он рванул затвор – и тут же Рофато нажал на спуск. В отсеке гулко грохнули выстрелы. Полицейский, скорчившись, упал головой в ноги арестованным.

Офицер, ошалелый спросонья, забегал пальцами по кобуре.

– Подними руки, или я стреляю! – крикнул ему Рофато.

Теперь и старший полицейский понял, что произошло.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены