Компас лейтенанта Рофато

Евгений Ивин| опубликовано в номере №1063, сентябрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Почти неуправляемый самолет снижался. Сариф выпустил тормозные щитки, пытаясь погасить скорость, но желтоватая земля с зелеными чубчиками кустарников стремительно приближалась. То, что видел Сариф, не видел Рофато, он лишь чувствовал скорость. Пот разъедал глаза, заползал в рот. Но лейтенант не спускал глаз с Порфирио, который должен был передать ему команду первого пилота.

– Давай! – заорал во все горло Порфирио. Из-за шума моторов Рофато едва услышал его голос, но понял, что наступил ответственный момент. Вцепившись мокрыми руками в полированную тягу, он что было силы потянул ее на себя. Руль поддался и подставил свою огромную плоскость встречному потоку воздуха.. Тяга медленно скользила в потных руках, рваные края дюралюминиевой трубы впились в ладони, кровь потекла на пол. «Еще немного, еще немного, – стучало в мозгу, – всего несколько секунд...» Сильный удар самолета о землю бросил лейтенанта вперед, он ударился о перегородку и потерял сознание.

Левое шасси самолета попало в глубокую яму и подломилось. Машина юлой крутанулась на месте, вспахивая крылом сухую землю.

Рофато встал. Покачиваясь, прошел в пилотскую кабину. Капитан сидел в кресле, уронив голову на бесполезный штурвал.

– Ты ранен? – Лейтенант тряхнул его за плечо.

Сариф поднял голову и устало улыбнулся. В кабину заполз запах гари, и лейтенант увидел клубы черного дыма, окутавшие правый мотор.

– Капитан, быстрее, самолет горит! – Он кинулся в грузовой отсек, распахнул бортовую дверь. – Выбирайтесь все, горим!

Полицейские бросились к выходу. Порфирио на руках вытащил Иворо. Рофато вынес совсем ослабевшего Ахилио. Огонь уже бушевал вовсю, когда из самолета выпрыгнул Сариф. Он отбежал метров сто, и сильный взрыв потряс воздух.

...Они шли на север без пищи и воды. Только у двоих было оружие: у Рофато – автомат, у Порфирио – пистолет. Измученный тюремными пытками, Иворо быстро выбился из сил. Его морщинистое, истощенное лицо стало совсем серым, он шептал в полузабытьи:

– Порфирио, брось меня здесь. Спасайте Ахилио!

– Эй, жирная обезьяна! – вдруг взорвался Рофато. – Ты понесешь на себе этого человека! – приказал он толстому полицейскому. – А ты неси другого! – ствол автомата уперся в бок второму полицейскому. – Вам, сеньор офицер, придется подменять своих подчиненных!

– Не имеете права! Это – оскорбление моего мундира! – пытался сопротивляться полицейский.

– Мне наплевать на ваш заляпанный кровью мундир! Если вы не понесете этих людей, сгниете в саванне! – окончательно вышел из себя Рофато.

Ночь прошла тревожно. Рядом бродили дикие звери, Рофато слышал их жадное, голодное рычание. Он стрелял в темноту из автомата, выхватывал из костра головешки, чтобы отогнать хищников от стоянки. С рассветом Рофато приказал двигаться дальше.

К полудню от солнечного удара скончался толстяк полицейский, и. теперь офицер тащил на себе Иворо.

Вновь солнце закатилось за горизонт. Обессиленные переходом и тяжелой ношей, уснули оба полицейских, спали Порфирио, Иворо, Ахилио. Рядом с Порфирио лежал капитан Сариф. Только

Рофато не спал. Он не имел права спать. Когда сон начинал одолевать его, он вставал и ходил вокруг спящих, поглядывая на небо. Иногда какая-нибудь звезда срывалась вниз и, прочертив след, исчезала. Рофато вспомнил, как мать говорила ему в детстве: «Звезда – это чья-то судьба. Когда она падает, умирает человек». «Моя звезда еще крепко подвешена К небосводу», – подумал Рофато.

Он не помнил своего отца: родился вскоре после его смерти, но из рассказов матери знал, что отец был известным врачом в городе. Выстрелом из пистолета отец был убит возле своего дома. Позже, когда Рофато уже учился в офицерской школе в Португалии, старый друг их семьи рассказал, почему погиб его отец. Один из основателей движения за освобождение Мозамбика, он вызывал страх у португальской охранки. Тайная полиция предпочла тихо расправиться с ним.

Потом мысли Рофато перекинулись к тому вечеру, когда его неожиданно вызвали на встречу с Жуаном. В тесной полутемной каморке на окраине Вила Фонтес его ждали двое мужчин и женщина. Лейтенант был знаком лишь с Жуаном, членом Политбюро партии, бородатым, широкоплечим африканцем. Остальных видел впервые. Женщина протянула Рофато руку с тонкими, длинными пальцами и улыбнулась.

– Так вот вы какой, Рофато! – растягивая слова, произнесла она глуховатым голосом. – Я думала, что вы старше...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о жизни и творчестве «короля смеха» Аркадия Аверченко,  об удивительной судьбе датской принцессы Дагмар - российской императрицы Марии Федоровны, об авторе знаменитой повести «Дом на набережной» Юрии Трифонове, рассказ участника международной геологической экспедиции тайнах о сурового и очень красивого острова Генриетты, новый детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана» и многое другое.



Виджет Архива Смены