Хлебушка без корочки не бывает…

Вия Артмане| опубликовано в номере №1238, декабрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

в общественных организациях, и шефы, и председатели обществ, и прочее, и прочее. Думаю, было бы полезнее для заводского театрального коллектива, чтобы занятия вел кто-то из менее занятых, но непременно хороших актеров, а, скажем, я раза два-три в год играла бы вместе с самодеятельностью в той пьесе, что идет в нашем и в народном театре.

Во Дворце культуры ВЭФ работают двадцать восемь коллективов, это хорошо организованная самодеятельность рабочих, служащих, членов их семей. Эти подвижники заслуживают уважения. Народный театр и народный хор Дворца широко известны, они отличаются высоким, без преувеличения, профессиональным уровнем исполнения. Недавнее постановление ЦК партии «О мерах по дальнейшему развитию самодеятельного художественного творчества» обязывает нас со всей серьезностью относиться к свободному времени трудящихся, к развитию самодеятельности.

А недавно вместе с художественным руководителем нашего театра Арнольдом Артуровичем Линынем. народным артистом республики, я включена в художественный совет Министерства культуры СССР. Значит, появятся какие-то новые обязанности.

У меня много хороших друзей, с которыми я поддерживаю оживленные связи: ребята из системы профтехобразования, наши воины-артиллеристы и пограничники. Я выступаю перед старыми членами партии, революционерами, участниками войны. Пусть все это не слишком часто, два-три раза в год, но в сумме набирается столько вечеров, что времени свободного уже решительно не остается.

Но верю, участие в общественной жизни необходимо, ибо оно душевно и нравственно обогащает. Я была делегатом XXIV съезда КПСС, и это дало мне чрезвычайно много. Я видела людей, которых в другом месте встретить не смогла бы, я видела весь цвет страны. То были самые простые выдающиеся люди. Прекрасные люди..

Художник живет в реальном мире. опасно замыкаться в кругу собственно художнических проблем, но служение музам не терпит суеты, и крайне важно в постоянных наших хлопотах и заботах не утратить ту путеводную нить, что и ведет актера к истинно прекрасному.

Играть не поздно никогда...

ДЖУЛИЯ. Ты прав. Я выдохлась, опустошена. Чувствую себя ужасно жалкой. Остается одно – уехать...

Это говорит Джулия Ламберт, героиня романа Сомерсета Моэма «Театр». Двухсерийный фильм по роману снимает для Центрального телевидения на Рижской киностудии заслуженный деятель искусств Латвийской ССР лауреат премии комсомола Латвии Янис Стрейч.

Мне немного жаль Джулию. Годы безжалостны. и юность, увы, не вечна, но можно ли сдаваться, уступать времени?

Так меня воспитывали, так растили. что никогда в жизни, тем более в последние годы, когда время уже берет свое, я не завидовала юным.

Наверное, мне повезло: я получила в театре многое. Много играла, в каждом возрасте – своих ровесниц, и это подвело меня к мысли, что женщине незачем стесняться возраста. Конечно, каждой хочется выглядеть лучше, быть моложе. но не надо насиловать природу, время – каждый возраст прекрасен.

Звания народной артистки СССР я была удостоена в сорок лет. В драматическом театре это не частое явление.

Не чувствовала себя обойденной и, может быть, потому спокойно отхожу в сторону, отдавая свое место молодым, тем, кто идет на смену. На жизнь смотрю философски, помогаю, если могу, младшим, помогаю, если умею, старшим. Отношусь к людям так, как хотела бы, чтобы относились они ко мне.

Героиня романа Моэма «Театр» Джулия Ламберт – образ своего времени с очень многими отрицательными чертами характера, героиня, которую автор романа явно недолюбливает, напоминает, что любая женщина держится, пока можно. Но понятие о возрасте меняется. Раньше даму около сорока называли пожилой, почти старушкой. А теперь тридцать уже и не возраст. Да и в сорок многие женщины умудряются выглядеть девочками.

Впрочем, не убеждена, что это нужно.

Мудро поступает руководство нашего театра, полагая, что каждый должен играть то, что ему – по возрасту – положено. И я согласна, что Аркадина в «Чайке» ближе мне сейчас, чем Нина Заречная. Аркадиной по пьесе сорок два года. Сейчас я понимаю, что это пора расцвета, лучший, идеальный возраст для актрисы. И важно, думается мне, передать внутреннее самочувствие Аркадиной – как она держится, как борется за свое право остаться собой.

Но ведь каждая женщина, не только актриса, должна как можно дольше держать свои позиции, не уступать времени. И тем не менее трезво смотреть на свой возраст.

Офелия. Элиза – мое прошлое. Сегодня я играю иные роли. В «Обмене» по повести Юрия Трифонова исполняю роль матери, женщины, которая, в общем, приносит своей дочери несчастье.

Не боюсь играть такие роли – всему свой черед. Прежде была Джульетта, а теперь вот миссис Джулия Ламберт, королева лондонской сцены начала века. актриса моего возраста, влюбленная в молодого человека 24 лет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте  о жизни и творчестве  писателя Мамина-Сибиряка,  о широко популярном явлении с Москве прошлых лет – «ярмарке невест»,  о простой русской девушке, вышедшей замуж за принца Сиама,  о союзе, который называли «браком века» Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона, о героической судьбе легендарной советской летчицы Валентины Гризодубовой, о возможном прототипе Робинзона Крузо,  кончание детектива Анны и Сергея Литвиновых «Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое



Виджет Архива Смены