Хлебушка без корочки не бывает…

Вия Артмане| опубликовано в номере №1238, декабрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мне пришлось наверстывать, догонять тех, кто имел фору.

Моим учителем был театр. И если профессор Хиггинс учил Элизу Дулиттл тонкостям языка, то меня театр учил самому главному – искусству жизни.

Обстановку в Латышском драматическом театре определял наш учитель, главный режиссер Эдуард Смильгис. Вместе с Яном Райнисом создавал он новый, истинно творческий и народный театр. Эдуард Янович являл собой пример полной отдачи театру, он сумел, внушить нам любовь к искусству, помог понять, что служение театру – главная цель жизни каждого из нас.

Наш режиссер хорошо знал, что нужно ему для театра, для его театра.

Театр, руководимый им, всегда отличался приподнятостью, лиричностью и одновременно масштабностью спектаклей. Инсценированные Смильгисом произведения Яна Райниса были неизменно увлекательны и оригинальны.

Я оказалась среди тех людей, в которых главный режиссер верил. Наверное, поэтому я совсем мало «ходила в массовке». Первая роль была в пьесе Скриба «Стакан воды» – роль Эбигейл, работающей в ювелирном магазине. Сначала мне была трудна эта изящная комедия, но потом я вписалась в ансамбль.

И вот однажды мне дали роль, которая определила и мою судьбу и мое амплуа на многие годы ре я получила Джульетту.

Сыграла я в этом спектакле как будто бы неплохо. Мы были на декаде латвийского искусства в Москве, играли среди других и «Ромео и Джульетту», меня, как и моего партнера Эдуарда Павулса, хвалили безмерно. Любопытно, что, когда в 1977 году мы были в Москве на гастролях, ко мне подходили люди и вспоминали наш спектакль, сыгранный двадцать один год назад.

Это была творческая удача, которая стала этапной. Играла я с тех пор хорошие, нежные, очень женственные роли. Например, Нину Арбенину в «Маскараде», Лелде в спектакле по пьесе Райниса «Играл я, плясал», Офелию в «Гамлете».

Я была уже заслуженной артисткой, но все еще сомневалась в том, что я актриса. Может, и вправду стоило стать юристом, мечты детства и юности дороги каждому из нас.

Я вспоминаю свою Джульетту с особым удовольствием, потому что героиня Шекспира дала мне не только так необходимую веру в себя, но и помогла определить свое лицо в театре.

Искусство быть женщиной

ДЖУЛЬЕТТА. Моя, как море,

безгранична нежность И глубока любовь.

Чем больше я Тебе даю, тем больше

остается: Ведь обе – бесконечны.

Нежность и любовь – естество Джульетты. Это много, очень много, если речь идет о женщине вообще. И мало, очень мало, если говорим мы о сегодняшней женщине.

Какая она – моя героиня, образ которой я создаю на сцене, вместе с которой – реальной, такой непостижимо сложной – работаю, еду в вагоне поезда, плачу в сберкассе деньги за квартиру, у которой покупаю сахар или овощи?

Я выступаю не только в классических ролях, но и в ролях современных женщин. Они непохожи одна на другую, и все-таки у них много общего. Какой, по моим представлениям, должна быть современная женщина? Доброй и умной. Ласковой и внимательной. И обязательно нежной.

Хороших, интересных ролей было у меня в театре много. Когда я играла классические роли – возвышенных, необыкновенных женщин, – я тянулась за ними, они накладывали свой отпечаток на мою жизнь, на мое отношение к людям.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте  о жизни и творчестве  писателя Мамина-Сибиряка,  о широко популярном явлении с Москве прошлых лет – «ярмарке невест»,  о простой русской девушке, вышедшей замуж за принца Сиама,  о союзе, который называли «браком века» Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона, о героической судьбе легендарной советской летчицы Валентины Гризодубовой, о возможном прототипе Робинзона Крузо,  кончание детектива Анны и Сергея Литвиновых «Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое



Виджет Архива Смены