Ищу Афродиту

Дмитрий Сухарев| опубликовано в номере №856, Январь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Расскажу по порядку. Меня командировали в Кишинев писать очерк об одном интересном ученом-биологе. Но тот был в отъезде, и я оказался не у дел. Каждый день я являлся в Академию наук, томился, болтал с сотрудниками этого биолога или слонялся по коридорам.

Там, в коридорах, и осеняла меня мысль не терять времени даром, а попробовать собрать материал для какого-нибудь другого очерка.

И вот я уже стучу в дверь, табличка на которой сообщает, что в комнате работает руководитель отдела археологии Георгий Дмитриевич Смирнов.

Георгий Дмитриевич слушает меня, а потом говорит:

— Вряд ли мы вам годимся. Ведь для популярного очерка нужно что-нибудь броское — золотая Афродита, а у нас, сами видите, работа черная: сижу вот, клею керамику.

Мне становится совестно, и я совсем готов уйти, но тут Смирнов предлагает!

— Попробуйте, впрочем, расспросить Всеволода Ивановича Марковича. У него интересные раскопки.

В этот момент в кабинет Смирнова врывается человек лет сорока пяти, шумит: ему опять не дают машину. Переключить его с этой темы трудно, а он, оказывается, и есть Маркевич.

В конце концов выслушивает. Нет, он не хочет, чтобы писали: «Это будет одно вранье».

— Напишите сами, — предлагаю я.

Маркевич колеблется, я вижу, как ему неохота, и сочувствую. Редкий научный работник стремится писать о текущих исследованиях для популярной печати.

— Знаете что, — говорит Маркевич, — поезжайте лучше в историко-краеведческкй музей к Сергееву. У него в руках действительно редкостная находка — карбунский клад. Из раннего триполья. Там легко показать товар лицом, дать снимки, всякие романтические подробности. А потом мы пристроим свои черепки: эпоха та же — и будет вам очерк.

Краеугольный камень педагогики

Я возвращаюсь к биологам, а там пожилой, небольшого роста, очень худой и остроглазый человек с обширной, изрядно поседевшей шевелюрой.

— Так вы из столицы? А у нас для вашего журнала кое-что есть.

И он начинает изложение своих мыслей. В плотной струе классификаций и дефиниций чаще других попадается слово «краеведение», которое, как мне кажется, имеет не совсем ординарный смысл. Насколько улавливает мое ухо, именно ему, краеведению, надлежит стать мостом, который воссоединит школу с жизнью.

Влип. Позволяю себе время от времени перебивать докладчика для выведения периодических резюме.

— Значит, вы считаете, что бытующие формы трудовой практики неудовлетворительны, и предлагаете заменить их занятиями по краеведению?

Нет, не то.

Поток возобновляется с утроенной силой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены