Джон Д. Макдональд. «Я буду наряжать ее в индиго»

Джон Д. Макдональд| опубликовано в номере №1745, Март 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

На узкую улочку за углом выходила еще одна дверь, поменьше, и я начал звонить в нее. С третьей попытки открылось небольшое квадратное оконце, и на меня глянуло широкое бесстрастное лицо индейца.

От него я узнал, что сеньоры нет дома, и спросил, когда она вернется. Он ответил, что не знает, - может, завтра, может, через несколько недель, а может, и через год. Знает об этом только сеньор Гаона, адвокат. Его контора на Авенида Индепенденсиа.

Сеньор Гаона оказался пожилым человеком, с маленького бледного лица которого не сходило брезгливое выражение. У стены за его спиной стояла пара костылей.

- По какому делу вы хотите видеть сеньору Витрье?

- Чтобы переговорить с ней по поводу двух американок, гостивших в ее доме.

Я оказываю любезность отцу Беатрис Боуи. Он пострадал в автомобильной аварии и поэтому не смог приехать сам. Он не получал известий от своей дочери в течение семи месяцев, и его интересует, как она здесь жила.

- Сеньора Витрье не стала бы обсуждать этот вопрос.

- Почему вы в этом так уверены?

Он заколебался.

- Вообще-то, я не обязан объяснять, но раз вы настаиваете... Из великодушия она предложила этим двум молодым дамам пристанище, когда им негде было остановиться. После того, как они поссорились, одна из них уехала, а другая, как вам, должно быть, известно, погибла в автомобильной катастрофе в горах. Сеньоре Витрье пришлось выполнить свой долг - опознать погибшую и передать ее вещи в распоряжение полиции. Для нее это было тяжким испытанием. Не сомневаюсь, что у нее больше не возникнет желания ни вспоминать, ни обсуждать эту трагедию.

- Может, вы предоставите ей самой решать этот вопрос? Где я могу ее найти?

- Она очень состоятельная женщина. Дом, который принадлежит ей здесь, всего лишь один из нескольких, разбросанных по всему миру. Мне же платят за то, чтобы я охранял ее от домогательств посторонних, а также следил, чтобы дом содержался в порядке. Так что можем считать вопрос закрытым. Всего хорошего, сэр.

Десять минут спустя я уже сидел в оживленном офисе, переполненном симпатичными девушками в мини-юбках, и пожимал руку Энелио Фуэнтесу - другу Рона Таунсенда в местном административном аппарате. На вид Энелио было лет тридцать с небольшим. Красивое мужественное лицо, широкие плечи, узкая талия, черная челка, спадавшая на лоб, дружелюбная белозубая улыбка и крепкое рукопожатие.

- Старина Рон звонил мне насчет вас. Садитесь. Чем могу помочь?

Я коротко обрисовал ему ситуацию, показал фото Бикс и рассказал, чего нам удалось добиться. Энелио заглянул в телефонную книгу и продиктовал телефонистке какой-то номер. Через минуту телефон на столе зазвонил, и его соединили с неким Роберто. Он задал ему несколько вопросов по-испански, поблагодарил и положил трубку.

- Это сержант, который проводил расследование. К двум часам он подойдет к отелю «Маркес дель Валье». Возьмем мою машину и поедем с ним в горы. Он покажет нам место аварии, а я буду переводчиком.

- Мне бы не хотелось утруждать вас...

- Молчи, гринго! - Он шутливо погрозил мне пальцем. - Неужели ты думаешь, что меня можно заставить делать что-то, чего мне не хочется?

- О’кей. А можно как-нибудь встретиться с миссис Эвой Витрье?

- Г-м. Богатая дамочка. Помню, восемь или девять лет назад она купила дом и землю примерно за два миллиона песо. А потом вложила еще больше в ремонт и отделку. Она никого не принимает, и слухи о ней ходят самые разные. Мне же кажется, просто она хочет, чтобы ее оставили в покое.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены

в этом номере

Жан-Марк Бустамант

Старость как ступень для новых совершений

«Не подходите по возрасту»

Есть ли у пенсионеров шанс устроиться на хорошую работу?

В одном «Флаконе»

На территории бывшего хрустального завода создается творческий кластер