Джимми

Уильям Кэмпбелл| опубликовано в номере №819, июль 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Как и все (мальчики моего возраста, я всегда был готов находить себе «героя». Надо вам сказать, что люди маленького роста всегда ищут своих «героев» среди сильных, крепких, как, например, боксеры, борцы и тяжелоатлеты. Итак, у (Меня тоже был «герой». Его эвали Джимми Ли.

Мой «герой» Джимми Ли был боксером, и я бы не сказал, что он стоял рядом с всевышним, когда последний раздавал мозги. О, нет! Джимми был далеко не /мен. Боли бы вам пришлось задать Джимми простой вопрос, на который любой первоклассник ответил бы, не задумываясь: «Дважды два?», - он нахмурился бы, посмотрел бы на вас мутными глазами и только после долгой и утомительной паузы ответил бы: «Четыре».

Но когда Джимми выходил на ринг, он преображался. Какая-то магическая сила - то ли свет прожекторов, то ли возгласы публики - превращала этого тугодума в умного, проницательного боксера. Пока знатоки и многознающие болельщики ломали головы над разгадыванием «секрета» какого-нибудь неизвестного боксера, у Джимми ответ был уже готов: парень лежал на спине и считал звезды в небе. Но это происходило не за счет зверской силы. О, нет! У Джимми ее и не было. Правда, у него был очень сильный удар левой, конечно, не такой, который убил бы быка, в чем многие «умники» старались нас уверить, но этот удар заставлял многих противников задумываться над целесообразностью своей профессии.

Я был с Джимми с самого начала его карьеры. Он выигрывал много боев, будучи любителем, но этому никто не придавал большого значения. Ведь никто всерьез не принимает эту «любительщину» при бое в три раунда из трех минут каждый. Тут для настоящего боксера делать нечего - так говорили и говорят по сей день искатели острых ощущений, без кровопролития, ломаных костей и челюстей эти господа считают, что деньги выброшены зря и время потеряно. Но, что поделаешь, таковы нравы, с этим надо считаться, скажет любой устроитель вечеров профессионального бокса.

Сколько Джимми пришлось истратить скудного своего красноречия, уговаривая этих «промоутеров» (так их называют), прежде чем он перелез через канат ринга одного спортивного зала в Лондоне! Это был его первый профессиональный бой.

Разумеется, я пошел туда. С трудом отыскав свое место, я уселся и с любопытством стал оглядывать окружающих меня людей.

Хриплый голос судьи заставил зал затихнуть: «Леди и джентльмены! Позвольте мне представить вам - налево от меня Чарли С. (Аплодисменты.) Спасибо вам, леди и джентльмены! Чарли сейчас в лучшей форме и надеется оправдать свою репутацию... А вот этот-направо от меня (он показывает рукой на Джимми, в зале молчание, за исключением нескольких насмешливых выкриков) - это наш новичок Джимми Ли... (Молчание). Ну, ну, почтеннейшая публика, будьте более снисходительны к Джимми, ведь говорят, что он очень любит свою маму и она его тоже». Это вызвало в зале грубый смех.

Через несколько секунд гонг возвестил начало боя из пятнадцати раундов. Сколько я буду жить, я никогда не забуду эту бойню. Чарли С. не был боксером, скорее смесью уличного хулигана с драчуном с верфей, настоящий убийца. С такими Джимми никогда не встречался и вначале стал боксировать по всем правилам. Озверевший Чарли, подбадриваемый истерическими воплями толпы, обрушил на Джимми шквал ураганны ударов, и многие из них были незаконными. Но судья смотрел на это сквозь пальцы.

Джимми быстро освоил тактику Чарли и понял, что надо держаться на расстоянии и что спасение его в быстроте и длинных ударах. Танцуя по рингу, он заставлял Чарли переваливаться с одной ноги на другую, точно гориллу. Чарли злился и бросал отчаянные удары, но Джимми чувствовал эти удары прежде, чем они наносились; ждал, пока удар почти достигал его, затем молниеносно кидался в сторону, наклонял корпус, и могучая рука Чарли со свистом пролетала над головой Джимми. Потеряв равновесие, Чарли был легкой мишенью для ударов, от которых он рычал, как бык. Первые три раунда Джимми выигрывал по очкам, затем пришел роковой четвертый раунд.

«Горилла» наступал, стараясь войти в ближний бой, но Джимми отскакивал от него и затем, как молния, налетал на Чарли. Вдруг он споткнулся, почти незаметно, но достаточно для того, чтобы потерять равновесие, и это была его погибель. «Горилла» со страшной силой ударил Джимми по солнечному сплетению, и тот, парализованный, согнулся, как перочинный нож. Затем последовал страшный удар по челюсти. Джимми рухнул на пол, как мешок мокрого сахарного песка.

В зала началось вавилонское столпотворение. Судья безуспешно старался оттолкнуть озверевшего Чарли, который, казалось, хотел убить Джимми. Толпа неистово кричала Джимми: «вставай, несчастный трус! Это афера! Ему заплатили! Мошенник!» Слово «мошенник» было единственным словом, произведшим на Джимми впечатление. Кто мошенник? Да тосподи, он же ведь самый честный парень в мире! Джимми поднялся на ноги, когда счет судьи дошел до девяти. За это время можно было сосчитать до двадцати. Но судья считал медленно...

Толпа бесновалась и жаждала крови, чьей угодно крови, но больше всего крови Джимми. Зачем Джимми упал в четвертом раунде, когда их должно быть пятнадцать? Публика чувствовала себя обманутой; за свои деньги она требовала еще одиннадцать раундов. Судья, конечно, постарается, чтобы публика их получила, даже если это будет стоить жизни одному из боксеров. И он наконец отошел назад, разрешая Чарли подойти к Джимми, который находился в полубессознательном состоянии.

- Не трогайте его! Не смейте бить его! -кричал я, но никто не слышал мои мольбы.

Джимми опять упал после страшного удара...

На этот раз гонг спас Джимми, и секунданты оттащили его в угол. Если бы они бросили на ринг полотенце, тем самым приняв поражение, быть может, Джимми не продолжал бы эту бойню. Но секунданты этого не сделали. Они, как и судья, должны были зарабатывать себе на жизнь, и в их расчет не входило раздражать хозяев.

«Секунданты, на ринг!» Гонг - и бойня продолжалась. Секунданты все же предупредили Джимми, что он должен все время прикрывать себя, уходить от Чарли. Но последний не дремал и находил лазейки. Он еще раз нанес Джимми страшный удар. Джимми еле поднялся, но тут же опять был сбит с ног. Он вылетел за ринг. Но дюжина нетерпеливых рук втолкнула его обратно, и тут Чарли нанес ему предательский удар в затылок.

- Судья, остановите бой!... Джимми, не вставай! Не вставай, он тебя убьет! Пожалуйста, Джимми, милый, не вставай! Лежи там, на полу, если они даже будут считать до ста...

Но Джимми меня не слышал. Как мог он меня слышать?! Он поднялся и вновь грохнулся на пол. И опять поднялся, и опять упал, и опять поднялся... О, что это был за отважный парень! Я сидел онемевший от ужаса, слезы ручьями текли по моим щекам, рыдания душили меня, мне хотелось убежать из этого сумасшедшего дома, но ноги не слушались меня.

У хорошего и у плохого всегда бывает конец, и этому кошмару тоже пришел конец. Когда судья поднял руку победителя, Джимми еще стоял на ногах, но не успел судья объявить результаты, как Джимми рухнул на пол, потеряв сознание. Но было уже поздно отсчитывать секунды и дать Чарли победу нокаутом. Публика освистала Чарли. Он и сам не очень был доволен собой. Не очень-то приятно выиграть бой по очкам, ведь недаром его звали Чарли-убийца.

Джимми тащили, как полумертвого быка. Никто не обращал на него внимания.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены