У переезда

А Козлов| опубликовано в номере №819, июль 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Алексей Васильевич Козлов, по профессии слесарь, работает сейчас на Люберецком заводе силикатного кирпича, а до этого в лет служил во флоте. Не первый год пробует А. Козлов свои силы в литературе. Он был участником творческого семинара при редакции газеты «Московский комсомолец», а в 1959 году президиум Союза писателей РСФСР пригласил его на Всероссийский семинар молодых прозаиков - «рассказчиков». Почти месяц около 50 одаренных авторов из самых разных областей и краев Российской Федерации работали над рассказами на темы нашей современности.

Руководившие этим семинаром писатели и литературные критики отмечали уже тогда литературные способности А. Козлова, его пытливый интерес к отображению мыслей и чувств советского человека - труженика и мечтателя, творца новых достижений нашей Родины. Сейчас Алексей Васильевич исполняет обязанности начальника смены в одном из цехов родного завода, но это не мешает ему по-прежнему заниматься литературной учебой - заниматься настойчиво и плодотворно.

Алексей Карцев.

Во второй половине дня Генка Подлазов возвращался на. своей машине из степи, с полевых станов, куда развозил кубанских ребят-комбайнеров. Он ехал обратно на станцию, где выгрузилась недавно вся их московская автоколонна, прибывшая на уборку урожая.

На дорогу, что бежала впереди машины, Генка смотрел хмуро, устало. Влево от него, метрах в семи-восьми, поблескивали рельсы; они больше получаса тянулись рядом, навевая на Генку невеселые мысли. Они звали домой, в Москву. Как и всякий человек, оторвавшийся от родных мест, Генка тосковал. Так бы и ехал рядом с ними до самой Москвы, и ничего, что на бортах его машины теперь были номера далекой зауральской области.

Генкины мысли прервал паровозный гудок.

Генка высунулся из кабины и увидел, как, догоняя его, на всех парах шел товарняк. И побежали перед Генкиными глазами один за другим вагоны, подставляя ему исписанные мелом бока.

- Вот прет! - с восхищением произнес Генка.

Но тут он увидел на тамбурной площадке последнего вагона проводницу. Она помахала Генке рукой, что-то прокричала, а он подумал: «Тоже, наверное, из Москвы...»

Генка увидел, как проводница стала привязывать зачем-то к тамбурной стойке веревку (и откуда она у нее взялась?), потом протянула один конец ему, Генке, и знаками показала: на, мол, привяжись...

Генка вытаращил глаза.

- На буксир взять хочешь? Не выйдет!

Мотор взревел, машина стала набирать скорость. Стрелка спидометра закачалась на цифрах «60», «70», «80»...

Теперь вагоны откатывались назад, и Генке казалось, что проводница смотрит ему вслед, смотрит и думает: вот, мол, какой бедовый парень, попробуй такого перегони!

Он видел перед собою только поезд и уже каким-то вторым зрением - серую от пыли дорогу, стремительную до невероятности. Он совсем забыл, что скоро должен быть левый поворот, а на повороте переезд. И в это время закатное солнце жарко сверкнуло в окошечке будки, ослепив Генку. Дальше было сплошное нагромождение звуков: грохот проскочившего поезда, визг тормозов, треск дерева и женский истошный крик. Потом все стихло. Генка сидел недвижно и боялся открыть глаза. Какая-то смешная мысль пришла ему в голову: «Наверное, все, кому приходилось погибать, закрывали глаза... Да и какой дурак согласится видеть самый страшный момент в своей жизни...»

Генка вздрогнул от прикосновения чьих-то рук, услышал облегченный вздох:

- Жив... .

И тут же словно кто подменил этот обрадованный голос, точно появился здесь совсем другой человек:

- Черт! Окаянный! Я же кричала тебе, руками махала... Нет, летит прямо под поезд...

Перед кабиной стояла девушка в простенькой ситцевой кофточке. Из-под белого, по-старушечьи повязанного платка выбивались выгоревшие волосы. В голубых глазах еще застыл испуг, еще вздрагивали губы и подбородок, но девушка «петушилась», топала ногой, размахивала сжатыми кулачками.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены