Династия Шмариновых: три поколения в искусстве

Анна Шеркунова| опубликовано в номере №1740, Октябрь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Почему трудно быть сыном известного художника, «Смене» рассказал Алексей Шмаринов

«Династия Шмариновых – это целая эпоха, одно из гнезд старой русской интеллигенции, которое прошло через все двадцатое столетие», – говорит Мария Чегодаева, искусствовед, член Российской Академии Художеств. Из поколения в поколение в семье Шмариновых передавались не только любовь к искусству, но и к труду. Всегда и всего нужно добиваться самому – этому Алексея Шмаринова учил его отец, это же он привил своему сыну, художнику Сергею Шмаринову.

Дементий Алексеевич Шмаринов не желал своему сыну карьеры художника, по себе зная, насколько трудна эта профессия. «Мои родители безмерно радовались тому, что большого интереса к изобразительному искусству в детстве я не проявлял», – рассказывает Алексей Дементьевич.

В конце войны он учился в школе, которая находилась между Новослободской и Марьиной рощей, туда с фронта свозили трофейную немецкую военную технику: «Как только заканчивались уроки, мы с друзьями отправлялись туда разбирать танки. Я любил технику, однажды даже собрал шестиламповый радиоприемник, который ловил запрещенные в СССР короткие радиоволны», – вспоминает Алексей Дементьевич.

Однажды приятель Шмаринова, художник Алексей Гапоненко, пригласил его на полугодовой просмотр в художественную школу, носившую смешное название – Школа детей одаренных родителей. Поскольку Шмаринов с детства рос в художественной среде, рисовать он умел, да к тому же не был обделен высокой самооценкой:

«И тут я увидел, как работают мои сверстники, как они пишут. Я был настолько потрясен своей несостоятельностью, что тут же завершил все труды, связанные с техникой, и стал готовиться к поступлению в школу».

Школу Алексей закончил с отличием и тут же, на радость отцу, поступил в Суриковский институт.

Многие считают, что идти по стопам известных родителей – непременный залог будущего успеха. Алексей Шмаринов утверждает, что это далеко не так: «Ты находишься в тени своего родителя, тебя с ним постоянно сравнивают. Происходили и казусные ситуации. Как-то проходила Всесоюзная выставка, отец мой не участвовал, а я участвовал. После выставки читаю в газете: «Не стареет мастерство ведущих русских художников, как всегда, хорошо выступил на этой выставке Дементий Алексеевич Шмаринов».

Отец для Алексея всегда служил главным примером самоотверженной преданности искусству, примером высокого вкуса, человека, который никогда ради денег или успеха не занимался тем, что не было бы близко ему самому. Огромное значение в формировании Алексея как художника сыграл круг друзей отца: «Это были прекрасные великие русские художники – Аркадий Пластов, Юрий Пименов, Евгений Кибрик и многие другие. Они для меня были примером для подражания».

Дементий Алексеевич, помимо того, что был художником, вел активную общественную деятельность. Он руководил Московским Союзом художников, много лет был действующим членом Академии Художеств. В то время, впрочем, как и сейчас, было очень сложно получить мастерскую. Дементий Алексеевич мог помочь сыну, однако сознательно не стал этого делать.

Алексей смог стать самостоятельной творческой единицей только после того, как получил известность за пределами Родины: «Долгое время я был матросом и плавал за границу. Тогда с этим было очень сложно, боялись, что люди могут сбежать и остаться там на ПМЖ. Но я всегда возвращался, поэтому ко мне было доверие. У меня были персональные выставки в очень экзотических странах: в Багдаде, в Сомали, в Аддис Абебе, в Эфиопии, в Бейруте. Я представлял свои работы в странах, в которых о моем папе никто ничего не знал. Это был колоссальный опыт».

Если Алексею Дементьевичу было сложно выйти из тени отца, то сыну вдвойне: его сравнивали не только с дедом, но и с папой. Сын стал искать себя в другом жанре: не в живописи, как отец, и не в книжной графике, как дедушка, а в монументальном искусстве.

Его первыми работами были витражи, которые можно увидеть на первом этаже Суриковского института, на шестом этаже издательства «Молодая гвардия», в консульском отделе МИД. Также он делал декорации к спектаклям Большого театра.

«По опыту моих взаимоотношений с отцом, когда отец кардинально не вмешивался в мою работу, я также старался напрямую не учить и не гнуть сына в свою сторону. Понимаете, в творчестве во многом все зависит от счастливого случая, а не от известности отца. Мне и моему сыну повезло, но так бывает крайне редко. Та тактичность, с которой мой отец меня воспитывал и то достоинство – человеческое, художественное, – которое он мне привил, все это я пытался передать и моим детям», – говорит Алексей Дементьевич.

Дементий Алексеевич Шмаринов – знаменитый художник-график, иллюстратор произведений Пушкина, Шекспира, Гоголя, Некрасова, Достоевского и многих других. Его работы считаются классикой книжной иллюстрации.

Алексей Дементьевич Шмаринов – автор знаменитой серии гравюр «Герои русского народа XIII—XV веков», ставшей классикой российской исторической графики, его произведения можно увидеть в Третьяковской галерее.

Сергей Алексеевич Шмаринов – монументалист, чьи витражи украшают многие здания Москвы. Сейчас Сергей Шмаринов живет и работает во Франции.

У Алексея Дементьевича есть еще один сын, который пошел по стопам матери, актрисы Карины Николаевны Шмариновой. Алексей Алексеевич Шмаринов – актер Театра имени Моссовета.

Внук Иван учится в школе, поет в детском хоре «Гранд-опера» в Париже.

Шмаринов

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Революционер и бунтарь

Картина Жака Луи Давида «Смерть Марата»

в этом номере

Бабушкин балет

История о том, как шведский режиссер выпустил на сцену обычных старушек вместе с танцорами-профи

Французский регион Эльзас

Заповедник белых вин