Девятигодники

С Диковский| опубликовано в номере №215-216, Февраль 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Боец первого взвода, пулеметчик Алешкин был мишенью. Он мужественно стоял на сцене, очень суровый, круглоголовый, затянутый в новую гимнастерку без складок, с желтым ярким ремнем, и старался не смотреть на носки сапог.

В Алешкина стреляли вопросами. Шел первый бой девятигодников. На скамьях рядами сидели красноармейцы, командиры, и каждый из них мог задать любой вопрос по пройденному. По очереди поднимались его товарищи по взводу. Вспоминая все, что говорилось на занятиях, в уставах, рекомендованных книгах, они спрашивали.

- Что такое траектория?

- Почему у броневого автомобиля не лопаются шины от попаданий пуль?

- Сколько выстрелов в минуту дает скорострельная пушка танка?

Алешкин тер стриженую голову, выдерживал паузы длиной с пулеметную ленту, но не сдавался. С первых дней его учили: кладя второй сустав на спусковой крючок, «не рвать», жать ровно и твердо. Учтя искусство спуска, пулеметчик не желал и теперь посылать «ответы за молоком». Ровно и твердо он отвечал, для чего служит карбюратор, сколько весит винтовка со штыком, называл пулеметные задержки, калибр пушки, бронемашины.

И, наконец, наступил момент, когда зал умолк. Вопросы были отбиты, разъяснены, исчерпаны вспотевшим, невозмутимым Алешкиным. Девятигодник казался неуязвимым... Тогда поднялся комвзвода Мелихов. Шепот пробежал по залу и смолк. Алешкин покраснел гуще и стал шевелить губами, разгадывая сокровенные мысли командира. Кому, как не Мелихову, знать слабые места Алешкина.

Комвзвода, спокойно расправив - складки под ремнем, сказал:

- Правая сторона машины стоит, как таковая, выше. Куда пойдет снаряд из пушки?

Пулеметчик открыл было рот, но, спохватившись, придержал спусковой крючок - язык. Придержанный ответ оказался точным! Но командир тотчас спросил:

- Ну так. А пуля из пулемета?

Тут ожидались долгое молчание, неточный ответ, ошибка. Алешкин же ответил неожиданно легко:

- Пулемет - другое дело. Он в яблоке укреплен.

Командир взвода прощупывал Алешкина со всех сторон. Он атаковал его с фронта вопросами вчерашних занятий в автоклассе, забирался в далекий тыл первых объяснений, делал легкую рекогносцировку по необязательной литературе. Смазанный потом Алешкин оказался действительно неуязвимым. Девятигодник сошел со ступенек, громко стуча подковами сапог, застегнутый на все крючки и пуговицы, сдерживающий торжество.

Командир взвода до сих пор с удовольствием вспоминает этот эпизод.

- Не мог сбить, как такового!

Хорошо «как таковой» отвечал не только Алешкин. Призыв 9 - го года оказался по обшей оценке командира N - ской автобронечасти на голову выше предыдущих. А «голова» эта складывается из повышенного классового самосознания, общеобразовательного и политического уровня, дисциплины и активности. В этом году в часть пришел молодняк, половина которого уже знала и умела беречь автомашину. На сиденья бронемашин и танкеток призывники пересаживались с железных седел фордзонов, из - за баранок амовских полуторатонок. В часть пришли слесаря ударных предприятий, заводов - знаменосцев, колхозники, рабочие совхозов.

Неграмотных не было вовсе.

Армия оказалась суровой проверкой для каждого комсомольца. Нужно было оставить у ворот казармы расхлябанность, штурмовую взъерошенность в работе, привычку к панибратству. Нельзя знать политграмоту «вообще» или винтовку «приблизительно». Здесь требовали дисциплины и точности, не остывающего упорства и инициативы в работе.

Не все выдержали проверку. Армия быстро открыла лицо случайных спутников комсомола. Нельзя было прятаться в казарме, где жизнь каждого бойца проходит на виду. Комсомолец Литвинович заныл:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены