Александр Ф. Скляр: «Игра сохраняет свежесть восприятия»

Надежда Панченко| опубликовано в номере №1734, Апрель 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Музыкант и телеведущий – о внутренних рубежах, мастерстве и цинизме

Музыкант, авантюрист и большой романтик, Александр Ф. Скляр любит и умеет играть. Он считает, что это умение сохраняет свежесть восприятия. Что, в свою очередь, важно – чтобы получалось творить и удивлять.

Он умеет примерять разные образы, не изменяя себе (в прошлом году в прокат пошел фильм о 20-летних эмо, «Закрытые пространства», где наш герой сыграл доктора); исполнять музыку в диапазоне от панка до классического шансона, на протяжении четверти века оставаясь интересным аудитории; меняться и развиваться, оставаясь собой.

– В нашу эпоху мужчинам сложно реализоваться – все материки уже открыты, все войны выиграны... Единственный выход – пускаться на авантюры, находить новые территории в самом себе, открытия совершать внутри себя. Я создаю для себя богатый внутренний мир и живу в нем.

– Значительно ли эта Вселенная меняется со временем? Например, под влиянием кризиса среднего возраста?

– Он у меня уже был. У всех бывает. Его надо с честью преодолеть, понимать, что ты не можешь уже скакать, как оглашенный, по сцене. Но у тебя есть другой кайф – опыт, прожитые годы, мудрость, которую ты можешь нести своим слушателям.

В жизни бывает все, и чем больше ты готов встретить это «все», тем более зрелым человеком ты можешь себя считать. Просто помните, что в этой жизни есть какие-то важные внутренние рубежи, преодолев которые, вы не сможете вернуться назад, а, соответственно, что-то интересное и ценное уже не сделать.

Мне интересно стареть, становиться немолодым. Оглядываясь назад, я понимаю, что, может быть, я бы что-то когда-то сделал не так… Но у жизни нет сослагательных наклонений: есть только нынешний момент. Надо постараться наиболее важное понять вовремя. Потому что нет никакого проку, если ты поймешь, что такое рок-н-ролл, когда тебе будет 60 лет.

Нет ничего более обидного в жизни, чем понять, что ценность общения со своим сыном ты понял и осознал, когда он уже стал взрослым человеком. Что ты вовремя не успел завести собаку, не успел построить семью, обзавестись углом, что ты растратил себя, и нет сил на достижение важных целей тогда, когда ты захотел их достичь. В этом суть моей татуировки «too late» («слишком поздно» – англ.). Она напоминает мне о том, что что-то в этой жизни может быть понято с непоправимым опозданием.

(Помимо «too late» на теле Александра Феликсовича – еще три татуировки. Самая первая – дракон, который кусает свой собственный хвост – один из самых мудрых символов бесконечности Вселенной. Значение других Скляр не объясняет, «потому что тогда утратится ценность тату. Это очень личное». Тату он делает для себя, а не для эпатажа. Александр Ф. Скляр считает, что настоящий артист не должен эпатировать публику – прим. автора.)

С годами появляется здоровый цинизм, вырабатывается некая пленочка, которая может покрыть тебя полностью, и не будет давать восхищаться чьим-то творчеством, жить и дышать полной грудью. Черствость жизни, гнусность политиков, общая коммерциализация нашей жизни и культуры, падение нравственной планки – это вещи, которые мы зачастую не можем изменить.

Но ведь это совсем не значит, что ты должен поддаваться. Ты должен идти по жизни и повышать свою планку. Только тогда ты можешь не очерстветь душой. Пленку черствости нужно тщательным образом разрушать, прикасаясь к прекрасному.

– Например, к музыке?

– Музыка – это один из наиболее эффективных способов преобразования души, она организует душу. Настоящая музыка – это та, которая цепляет, от которой мурашки по коже.

Я слушаю музыку на стареньком аппарате «Akai», который давным-давно привез из Кореи. А в последнее время и вовсе на переносном маленьком «Fillips». Мне совершенно безразлично, на чем слушать музыку, главное, чтобы она была хорошая.

– Хорошая – это какая?

– Почему-то больше всего меня радуют западные люди. В русской музыке все больше подмастерьев, а не мастеров.

– Есть ли будущее у русского рока?

– Я понятия не имею. Если будут работать, как это делают западные музыканты – то будет. А если продолжат сочинять музыку на трех аккордах для игры в подворотнях и использования в эфире форматных радиостанций, то нет тогда будущего у русского рока.

– Почему перестала существовать группа «Ва-БанкЪ»?

– Сейчас мы выступаем с гитаристом Антоном Хабибулиным, бас-гитаристом и контрабасистом Алексеем Рыславским, барабанщиком Сергеем Батраковым и баянистом Рушаном Аюповым. Я этих музыкантов очень люблю и уважаю, но называемся мы теперь моим именем – «Александр Ф. Скляр».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены

в этом номере

Словобол

Интернет-мемы: как проходят языковые игры в Сети

Космос становится ближе

Россия строит планы освоения Вселенной и использует спутники для посева пшеницы

Моя голова

Рассказ