Акции Уста-Пири

Л Полонский| опубликовано в номере №802, Октябрь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Библиотека американского конгресса просила достопочтенного доктора технических наук, доцента, заместителя директора известного института господина Мамедпашу Кули-заде подписать ее на редактируемый им журнал «Нефть и газ». Господин редактор ответил согласием. И США стали двадцать второй по счету страной, получающей всесоюзный ежемесячный журнал, выходящий в Баку. Затем число подписчиков журнала пополнилось семнадцатью нефтяными компаниями и научно-исследовательскими институтами Америки.

Это событие, само по себе не столь уж значительное, возможно, и не заслуживало бы такого внимания, если бы не одно обстоятельство. Американские нефтяники, конечно, никак не подозревали, что редактор Кули-заде - старший сын того малограмотного бурильщика Уста-Пири Кулиева, который в свое время работал на многих промыслах Соединенных Штатов и которого усиленно просили там остаться.

Как попал Уста-Пири Кулиев за океан? В центральном архиве «Азнефти» сохранились документы о группе буровиков из Азербайджана, проходивших в 1926 году практику на американских промыслах.

Отзыв советских внешнеторговых организаций о сураханском буровом мастере настолько интересен, что мы приводим его почти полностью:

«Сейчас же по приезде в Америку он был устроен на подрядное бурение на Сипналл Хилл. Закончил одну буровую, и подрядчик предлагал ему вообще остаться у него, хотя своих буровиков в Калифорнии избыток. Оттуда был направлен на промыслы в Торренс, потом в горы, в лагерь Сайта Пола, за девяносто километров от Лос-Анжелоса... Около двух месяцев провел на промыслах Мидвест Рифайнери на канатном бурении с электромотором. Был и в Оклахоме. Осенью, в суровую зиму так усердно работал, что его как пример показывали американцам».

То, что мы расскажем дальше, не нашло отражения в официальном документе, но об этом со слов отца хорошо знают дети Уста-Пири.

Хозяева фирмы предлагали бакинскому рабочему стать держателем некоторого количества акций.

- Зачем? - ответил им Уота-Пири. - Я и так богат. Мои акции - это все бакинские промыслы.

В тот самый год, когда бакинский буровой мастер проходил практику в Соединенных Штатах, самому старшему из его сыновей, Мамедпаше, было всего двенадцать лет. От дома в Сураханах до ближайшей вышки было рукой подать. И мальчик вместе с братом, девятилетним Исрафилом, весь день играл среди скважин.

Любознательные и дотошные ребята часами стояли у близкой от дома скважины, где знакомые рабочие и какие-то приехавшие люди в плащах и кепках мудрили над новенькими машинами. Говорили, что идет проходка, но к устью скважины не спускались канаты и не кружился, увлекая трубу, ствол ротора. Откуда было знать мальчишкам, что в Сураханах впервые в мире испытывается турбинное бурение, с которым они в будущем свяжут свою жизнь!

Не могли братья и думать, что владелец одной из солидных американских компаний, где работали отец и его товарищи, прибудет в Советскую страну приобретать детище бакинских нефтяников - турбобур.

Уста-Пири привез с собой из-за океана два толстых альбома со снимками и открытками. Сураханские рабочие, заходившие в гости к отцу, осторожно переворачивали листы, дивились небоскребам и агавам, цокали языками, разглядывая высотные нефтеперегонные установки.

Вскоре после возвращения Кулиева назначили управляющим конторой разведочного бурения, и Уста-Пири снова надолго покинул сураханский дом. Он спешил в Лок-Батан и Кюрдаханы, уезжал в другой конец Апшерона - Карадаг, и гораздо дальше, в Баба-Занан, на берега Куры. Иногда брал с собой Мамедпашу и Исрафила - к старшим детям глава семьи относился, как к взрослым. Наверное, потому, что он сам тринадцатилетним мальчишкой уже зарабатывал себе на кусок хлеба, помогая рыть скважины-колодцы в Балаханах и Сабунчах.

В одну из таких поездок мальчики впервые услышали из уст отца не совсем понятное слово «пятилетка». Оно звучало торжественно и немного загадочно. Потом о пятилетке им говорили в школе. «Даешь пять в четыре!» - кричали с трибун бурильщики.

Мамедпаша и Исрафил не сомневались, что они, как и отец, будут буровиками. Но вот старший сын подал заявление в техникум. В группе бурильщиков свободных мест не оказалось, и его зачислили в группу химиков-нефтеперегонщиков.

- У тебя есть вес. Скажи одно слово - и мальчишку переведут, - посоветовал кто-то отцу.

Уста-Пири рассвирепел:

- Не по-рабочему говоришь! Уважением не спекулируют, как акциями.

Он все не мог забыть о том, что ему пытались внушить владельцы калифорнийской фирмы.

А домашним объявил: пусть Мамедпаша идет на химический, перерабатывать нефть тоже очень нужно. Ну, а если у парня действительно душа лежит к бурению, то он все равно найдет дорогу к буровым.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Ленин в Польше»

Новые киностраницы о жизни вождя